Анимешница
Яойшица
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

АнимешницаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5


понедельник, 26 декабря 2011 г.
6 лет спустя Ангелина Асакура 07:53:53
Был чудесный день. В доме Йо собрались все друзья, но со своими 6 летними детьми. У Йо и Анны был сын, его звали Хана. У Лена и Пилики было двое детей, девочку звали Роми, а малька звали Райл. У Трея и Рикси у них была дочь, её звали Уинри. У Рио и Тамары была дочь, её звали Лира. У Лайсерга Милли был сын, его звали Майк. У Джоко и Лаксы был сын, его звали Том.

(P.S. Йо и Анна Асакуры: их сын Хана был похож на мать и отца. Лен и Пилика Тао: их дочь была похожа на отца. Такие же Фиолетовые волосы, как и у отца , но характер у Роми был материн. А Райл был похож больше на мать, но характер у него был такой, как и у Лена. Трей и Рикси Рейзер: Уинри была похожа на мать, но волосы у неё были, как и у отца. Лира Тамао похожа на мать. Том Миксин похож на Лаксу.)

На улице стояла жара. Все дети просились на речку, но никто не хотел их вести туда , так как у всех были дела.

-Отведи детей на речку Йо! -прокричала находившаяся в ужасе Анна.- Потом всё доделаешь.

-Хорошо дорогая! -отвечал во всём повинующийся Йо. И все дети радовались от счастья.

Взяв всех детей Йо повёл всех на пляж. Придя туда дети полезли в воду, а Йо остался наблюдать за ними на берегу. По началу всё было нормально, а тем временем пока дети резвились Йо уже успел заснуть. Вдруг послышались крики Роми от них Асакура проснулся и увидел , что Роми тонет, хотя она плавала лучше остальных. Через секунду до него дошло, что Роми кто-то тянет её под воду. Она начала захлёбываться Йо вскочил с земли и побежал в воду. На полпути к Роми Йо громко кричал детям:» Быстро все на берег, быстрее.» И все дети живо выплыли на берег и стали обеспокоено смотреть на отца Ханы. Крик Роми услышали даже в доме Асакуры. Лен сразу понял, что это кричала его дочь. Тао сразу бросил всё и побежал к реке. Остальные последовали за ним.

Прибежав на реку Лен крикнул: »Роми»! И бросился к Роми, но его остановил своим криком Йо:»НЕ смей плыть сюда помнишь нам рассказывали легенду о водорослях с разумом, так это они».

-Что!- произнес Лен с уменьшиными глазами.

-Отведи детей подальше от воды, -добавил Йо!

Анна как следует прикрикнула на детей и они отошли подальше от берега. За это время Йо удалось освободить Роми от водорслей. Роми зацепилась Йо за шею и он доплыл с ней до берега. Выйдя на берег Лен подхватил Роми на руки. Она откашлялась и сказала дяде Йо:»Спасибо»! К Йо подбежал Хана и прыгнул к нему на шею. После чего отец обнял своего сына. К Роми подбежала Пилика И спросили: "Моя детка ты как?"

-Уже всё хорошо, благодаря дяде Йо!- ответила кое-как откашлевшаяся Роми.

Опустив сына на землю, Йо сам упал на колени и начал откашливаться кровью.

-Что с тобой Йо!- прокричали все в один голос.

Через несколько секунд Йо упал в обморок. К нему подбежала Анна и из её глаз потекли слёзы. Хана теребил отца за плеч , но он не приходил в себя. К счастью находившийся рядом Фауст не паниковал. Он подбежал к Йо и взяв его на руки Фауст понёс его домой. Фауст положил его на кровать и наложил Йо на голову мокрый компресс. Все сидели в соседней комнате и ждали пока Йо очнётся.

Асакура очнулся через три дня. Открыв глаза Йо увидел спящую возле его постели Роми. Он встал и положил Роми на свою кровать. Вышел из комнаты и увидел пьющих за столом чай Лена и Анну.

-Ты проснулся!- сказал Лен с облегчением на душе.

Анна вскочила и подбежала к Йо, обняв его Анна тихо в слезах проговорила: « Я так рада, что с тобой всё в порядке.»

Йо немного растерялся, но он сразу обнял свою жену. Их взгляды встретились и они слились в длинном поцелуи.

Лен отложив чашку пошёл в комнату Йо и через некоторое мгновение из комнаты вышел Лен со спящей у него на руках Роми. Он вышел из комнаты где целовались Йо и Анна. Все наблюдали за их длинным поцелуем, даже все дети.

И всё было хорошо!
Прoкoммeнтировaть
Шаман кинг Ангелина Асакура 07:52:58
«Один… Снова один… Сколько еще лет мне суждено провести в плену у одиночества? Там, на Памятной горе… Помнишь ли ты нашу первую встречу? Я никогда не забуду то ощущение переполнявшей меня радости, когда мы впервые соединились, дух и шаман. Ты стал мне другом, настоящим, верным, добрым. Я защищал тебя, на сколько хватало сил, ты платил мне преданностью. «Ты мне как брат…» - сказал ты однажды. Я был так счастлив… Благодаря тебе я научился видеть в окружающих хорошее, верить в них… Как ты однажды поверил в меня… Я стал частью тебя, - слеза скатилась по щеке и, упав на запястье, распалась на тысячи мелких капель. Грустные черные глаза смотрят в пустоту. – Я не смогу разорвать духовную связь, возникшую между нами…» Тяжелый вздох. Все больше крошечных осколков боли на запястье. «Зачем ты просишь об этом… Ты знаешь, я не в силах тебе перечить, сегодня важный день для тебя. Твой радостный смех, словно холодная катана, пронзает меня, твои слова ранят, словно когти дикого зверя, вонзающиеся в еще теплую плоть жертвы, твой счастливый взгляд словно говорит «Все в прошлом. Забудь о том, что было». Но я не в силах сделать это. Мы столько пережили вместе… Неужели твои пальцы больше не коснутся рукоятки этого меча, неужели мы больше не сольемся воедино в битве против врага, неужели ты забудешь все, что было, неужели это забуду я… Неужели все исчезнет, как этот закат, что медленно тает на исходе дня?..»
-Амидамару, поторопись… Уже время… Амидамару? Что с тобой? – на край кровати присел Манта, обеспокоено глядя на друга.
Длинные волосы в беспорядке, рубашка расстегнута, «бабочка» в руке, пиджак рядом, серьезный немигающий взгляд направлен в пустоту.
-Амидамару… Все ждут тебя. Йо ждет… - взволнованно произнес Манта.
Услышав имя друга, Амидамару вздрогнул. Медленно подняв голову, он прошептал:
-Йо заслужил счастье…
…«Сколько людей… Все поздравляют тебя, Анну, меня…Ты светишься от радости, друг… Анна, ты ослепительна, как никогда, так прекрасна… Великолепный праздник, друзья, вы постарались на славу! А я дрожу от боли, которую причиняют мне все эти слова… Горечь утраты сочится в мое сердце… она не покидает меня с того момента, как вы предложили мне стать…
Догадываетесь ли вы, что я вынужден покинуть вас? Нет… Прости меня, мой друг… Прости и прощай. Помни обо всем, что произошло! Я верю, ты не забудешь! Я клянусь мечом Света, ты был, остаешься и останешься моим другом! Но ты же знаешь, ничего уже не будет так, как раньше. Все изменилось, тебе больше не нужен хранитель, великий король шаманов… А я больше не смогу им быть. Анна, благодарю тебя! Ты подарила мне новую жизнь! Я счастлив, что вновь могу чувствовать дыхание ветра, аромат цветов, запах дождя, ощущать ласковые прикосновения солнечных лучей… Дорогой Мосуке! Ты не понимаешь, от чего ты отказался… - черные глаза обращены к небу, губы тронула едва заметная улыбка. – Теперь твой черед ждать… Ведь я собираюсь прожить целую жизнь…»
Праздник продолжался: звучала музыка, в танце кружились пары, отовсюду слышался смех. И никто ничего не заметил. Лишь Анна взглядом проводила одинокую фигуру, которая медленно таяла в алых лучах заката, чтобы больше никогда не вернуться.
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 25 декабря 2011 г.
Анегдоты по "Темному дворецкому" Ангелина Асакура 19:46:57
- Малыш, ты молишься перед едой?
- Нет, Себастьян хорошо готовит!

***

Себастиан к Сиэлю:
– Ваше задание выполнено, сэр!
– Так я же ничего не приказывал, – озадаченно говорит Сиэль.
– А я ничего и не делал…

***

Подходит Грелль к Уиллу и говорит:
- Сколько у меня зубов?
Уилл на него косится и отвечает:
- У всех тридцать два. У тебя при таком образе жизни штук двадцать восемь.
- Правильно! – Ухмыляется Грелль. – А в какой руке?

***

Сиэль не говорил до пяти лет. И вдруг за завтраком говорит:
- А почему мне в чай сахар не положили?
Обрадованные родители:
- А что же ты раньше-то молчал?
- А раньше всегда клали.

***

- Себастьян, что у нас сегодня на завтрак?
- Пудинг, мой лорд.
- Себастьян, что у нас на обед?
- Пудинг, мой лорд.
- Себастьян, а что у нас на ужин?
- Пудинг, мой лорд.
- В ж*пу его!!!
- Он горячий, мой лорд.

***


Эш, гробовщик и Грелль спорят кто ближе к Богу.
Эш: конечно я! Я ведь ангел!
Гробовщик: Нет, я думаю я! Я ведь отправляю души к Богу!
Грелль: А я и есть бог!
Остальные: Докажи!
Он соглашается: Пойдемте со мной.
Подходит Грелль к одной из дверей, стучится. Голос Себастиана: "Кто там?..
-Я!!!
.......ГОСПОДИ, ОПЯТЬ ТЫ!!!!!!"

***

Сидит Себастиан во дворе, нож точит. Приходит Финни:
-Слушай, Себастиан, а где Сиэль?
-Умер Сиэль.
-Когда умер??
-Завтра умер…

***

Сидит Себастиан во дворе, нож точит. Приходит Финни:
-Слушай, Себастиан, а где Сиэль?
-Умер Сиэль.
-Когда умер??
-Завтра умер…

***


Грелль(возмущенно):­- Попробуйте только меня поцеловать детектив. Я сразу за...
- Закричите?
- Зажмурюсь.

***

Себастьян шарит под кроватью шваброй: "Вылезайте Граф!" Сиэль: "Не вылезу!" Себастьян: "А я говорю вылезайте!" Сиэль: "Не вылезу! Вот не хочу - и не вылезу! Должен же я хоть раз показать кто главный в семье!"

***

Себастьян после знатной попойки, утром, держась за голову:
- Господи, что вчера было - нифига не помню.
Сиэль, обиженно, держась за пятую точку:
- Счастливый...
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Додзинси Ангелина Асакура 19:21:27
http://black-butler.­ucoz.ru/load/jaoj/si­rcus_night/3-1-0-50
Прoкoммeнтировaть
"Санта Грелль" часть 1 Ангелина Асакура 19:19:25
Дворецкий услужливо раскладывает перед юным господином в несколько стопок исписанные мелким почерком листы.
- Зачем так много? – недовольно интересуется Сиэль.
- Право, несколько обидно, что вместо похвалы за усердие, я слышу от вас упрек моей тщательности, - роняет Себастьян. – Это результаты опросов только самых важных свидетелей. Я распределил их по районам нападения, но, если вам будет угодно, могу разложить их по датам…, - его останавливает холодный взгляд графа.
- Довольно. Я просмотрю их.
Усердное выполнение его поручений – это конечно прекрасная черта для дворецкого, но Сиэлю почему-то чудилась в этом издевка… Скрепя сердце и потратив на это весь день, Фантомхайв прочитал все, что подготовил ему демон и, осилив последний лист, отчетливо понял, что проделал совершенно бесполезную работу. Показания свидетелей, не смотря на видимую пестрость, по сути своей были примитивно однообразными. Небольшие группы несовершеннолетних из среды эмигрантов из восточных колоний нападали на переодетых в костюмы Санта Клаусов. Нападения происходили в разных частях города. Видимой связи, кроме самой очевидной не имели. Участников нападения описывали просто, как бедно одетых азиатских детей. Серьезные повреждения получали только те, кто слишком активно сопротивлялся. Кроме мешков с подарками налетчики не забирали больше ничего.
Шутка или чья-то издевка! Вот как виделось это Фантомхайву.
- Я не доволен, Себастьян, - прямо заявил своему дворецкому граф, - ты занимал этими бесполезными описаниями мое время вместо того, что бы обратиться к простому и ясному способу все выяснить.
Демон сделал удивленно-вопросите­льное лицо. Сиэль откинулся на спинку кресла.
- Придется выйти на улицу и заняться охотой, - бросает Фантомхайв. – Кому-то нужно изобразить из себя рождественского деда. Надеюсь, перевоплощение в святого не противоречит твоей демонической сущности, Себастьян?
- Не противоречит, - роняет дворецкий, но в глазах проскальзывает странный блеск. – А вы, господин, полагаю, будите изображать крошку эльфа?
- Даже не думал, - с негодованием фыркает юный граф.
И все же в сумрак лондонской ночи они вышли вместе: большой грузный дед в красном полушубке и юный хрупкий мальчуган в простой одежде. Себастьян улыбался прохожим, приветственно махал рукой и всех поздравлял с грядущим праздником, чем неимоверно злил своего господина.
- Прекрати, - то и дело шипел Сиэль.
- Если мы не будем изображать беззаботное веселье, нападающие могут посчитать нас трудной добычей и примут решение применить чрезмерное насилие, - рассудительно объяснял свое поведение демон. – Мне бы очень хотелось уберечь вас от этого, мой господин.
Юный Фантомхайв и его дворецкий были настолько яркой парой, что не могли не привлечь внимания вездесущей детворы.
- Эй, вы! – раздался неучтивый окрик. - А ну, отдавайте мешок! И по–хорошему! А иначе хуже будет! Мы его все равно отберем!
Сиэля и Михаэлиса быстро окружают неизвестно откуда появившиеся дети.
- Отдавайте мешок! – решительно требует выступающий вперед главарь.
- Может быть, сначала обоснуете свою просьбу? – предлагает Себастьян, улыбаясь. – Дети, так настойчиво требующие у Санта Клауса подарки, рискуют показаться ему плохими детьми и ничего не получить.
- Об этом не беспокойтесь! Мы вернем Санта Клаусу мешок, который вы украли, и он за это подарит нам подарков еще больше!
- Вернете мешок, который мы украли?- удивленно переспросил Михаэлис.
- Только вот не надо нас убеждать, что ничего вы не похищали! Мы все знаем! Это мешок Санта Клауса! Но ваш глупый наряд нас не обманет! Вы на него все равно ничуть не похожи! Мы знаем, как выглядит настоящий! Так что отдавайте мешок и, так и быть, мы вам ничего не сделаем!
- И как же, по вашему, выглядит настоящий Санта Клаус? – запальчиво интересуется Фантомхайв, оглядывая своего дворецкого с ног до головы.
Костюм был выполнен превосходно и сидел очень живописно. Настоящий рождественский дед во всех подробностях!
- Мы его сами не видели, но нам рассказывали ребята из портового квартала. У него нет никакой глупой бороды! – наперебой стали описывать малолетние бандиты. - Волосы не белые, а красные! Он не старый и не толстый! Одевается модно! В красном пиджаке! В очках такой… страной форма! У него есть какой-то замечательный инструмент, что бы дорогу в дымоходе прочищать! Он очень сильный! Говорили, он перерубил фонарный столб в один удар! Так что нас вашей образиной не обмануть! Отдавайте мешок! Вы его украл, и мы его вернем!
- Честно говоря, у нас и в мыслях не было присваивать себе чьи-либо игрушки, - миролюбиво отвечал демон. – Мы сами хотели его вернуть, только не знали, где найти Санта Клауса. А вы знаете?
- Не знаем, - недоверчиво бросает главарь, заставляя других не вмешиваться в разговор.
- Тогда как же вы собирались вернуть ему мешок? – не выдерживает юный граф.
- Наше дело отдать мешок кому следует. Только вот, всяких посторонних, это не касается! - ехидно заявил предводитель. - Хватит разговоров! Отдавайте мешок!
- И вы собираете мешки по всему городу? – продолжает любопытствовать Михаэлис, настороженно следя за тем, что бы не одному из ночных налетчиков не удалось совершить в отношении Сиэля какой-нибудь опасный выпад. – Неужели у Санта Клауса больше, чем один мешок с подарками?
- Это взрослые думают, что детей легко обмануть всякими сказочками, но даже сопливые малыши понимают, что подарки для всех детей, даже только Англии, в один мешок не положишь! Конечно, у него их было много! Пока вот такие ворюги, как вы, все не растащили! Отдавайте! Нам некогда с вами тут долго разговаривать!
- И Санта Клаус сам просил вас помочь ему все это собрать? – уточняет дворецкий, и по его глазам видно, что для него картина происходящего начинает вырисовываться.
- Вот именно! Давайте же сюда!
- Но нам бы очень хотелось вернуть этот мешок самому Санта Клаусу, - заявил Себастьян, - ведь мы должны извиниться за произошедшее. Не подскажите, как это можно сделать? – он снял боду и сделал просительное лицо.
Главарь нахмурился.
-Не знаем. Если только портовые вам что-нибудь подскажут…
- Проводите? Вы ведь все равно понесете мешок им? – и демон с самой искренней улыбкой протянул мешок предводителю шайки.
Тот вырвал его из рук дворецкого, проверил содержимое и согласно кивнул.
Портовские послали интересующихся в западные кварталы, оттуда в восточные. Их обитатели сослались на большую осведомленность фабричных, и так до тех пор, пока дня через три размотавшись с конца весь клубок следов, не привел ищущих к первым, кому посчастливилось в это предрождественское время увидеть настоящий лик святого. Нехотя малолетняя банда подтвердила описание вестника праздника, резко отличающееся от канонического, а так же то, что они действительно взялась помочь ему собрать все мешки с подарками. Единственное, что так никто и не смог сказать, это где и как найти Санта Клауса. Собиратели мешков просто складывали их в потайное место и ждали появления рождественского… совсем не деда.
Это дело и все, что с ним связано, продолжало не нравиться юному Фантомхайву до отвращения.
- Мешки… подарки… дети… Какая вопиющая наивность?! Как можно было во все это поверить? Просто гора украденных мешков? Ясно, что их детской доверчивостью воспользовался какой-то бесчестный взрослый. Эти эмигрантские дети в своем возрасте до сих пор верят в существование настоящего Санта Клауса!
- Искренняя вера в чудо – это прекрасная черта, - роняет Михаэлис, наливая своему господину послеобеденный чай. – Жаль, что вами это утрачено. Это делает надежду более живой…
- Не вижу ничего хорошего в том, что бы тешить себя иллюзиями, - холодно ответил Фантомхайв. – И я скорее поверю в демона, переодетого в костюм святого, чем в само существование этой праздничной легенды… Себастьян, - и лицо Сиэля вдруг резко изменилось, - У меня что, жар? Я брежу?
- Почему вдруг такой вопрос? – удивился дворецкий.
- Проверь же! – настаивает его господин. – Это может быть только жар или бред, то есть или то и другое…
По губам Михаэлись мимолетно проскальзывает странная усмешка. Он склоняется к своему хозяину и касается устами его действительно разгоряченного лба.
- Ты что? – резко отшатывается граф.
- Вы же сами просили меня проверить.
- Но не так же…! – возмущается Сиэль.
- Это самый верный способ. Губы гораздо чувствительнее рук, - делая невозмутимый вид, отвечает дворецкий.
- Все равно не так! Это скорее было похоже на… - слова застряли на губах юного господина.
- На что? – лукаво пытается вытянуть из него ответ Себастьян.
- Сам знаешь, - зло бросает Фантомхайв. – Не смей больше так делать. И не смей сбивать меня с мысли! Красный пиджак, странные очки, небывалый инструмент огромной разрушающей силы, и, наконец, красные волосы. Все это описывает только одного… существо! Красный жнец Сатклифф!
- Пожалуй, вы правы, мой господин. Ваша прозорливость поразительна.
- Жнец организовывает в Лондоне банды малолетних преступников, что бы нападать на переодетых Санта Клаусов и отбирать у них мешки с подарками! Куда катится этот мир?! Англию действительно пора спасать! – воскликнул Сиэль.
- Теперь определившись с главным подозреваемым, нам будет легче его найти, - произносит дворецкий.
- И каким образом?
- Гробовщик должен знать, я полагаю…
- Тогда заготовь побольше шуток. Думаю, вытянуть из него эти сведения будет непросто.
Опасения юного графа не оправдались. Легендарный шинигами залился истерическим смехом, как только узнал всю историю.
- Так вы нам поможете найти Сатклиффа? – нетерпеливо спрашивает Фантомхайв, отчаявшись дождаться, когда приступ веселости покинет Гробовщика.
- Узнаю милашку Грелля, - продолжает хихикать беловолосый. - Он как всегда неподражаем!
- В этот раз он перешел все границы, - мрачно роняет Сиэль. – Покусится на сам дух Рождества!
- Разумеется, я вам не скажу, как попасть в мир жнецов, - вдруг оборвал хохот Гробовщик, - но, например, передать ему записочку от этого очаровательного демоненка, могу.
Юный господин кидает недовольный взгляд на своего дворецкого.
- Пиши, – тут же требует он. – Пиши так, что бы он появился как можно быстрее.
- Как прикажете, мой господин.
- Ох, и обрадуется же он, - кривится в усмешке жнец.

Чуткое ухо демона улавливает стук в дверь, даже не смотря на то, что Себастьян находится в это время на втором этаже в кабинете графа.
- Наш гость удивительно точен, - роняет дворецкий, глянув на часы. - Позволите мне встретить его?
Фантомхайв кивает.
Едва дверь успевает открыться, как огненный жнец кидается на шею своему обожаемому демону.
- Себастьянчик! Я так рад! Я просто безумно счастлив! Я снова приглашен! Я снова буду здесь, с тобой! Наконец мы обретем друг друга!
- Господин Сатклифф, я тоже рад приветствовать вас в поместье Фантомхайв, - с холодной учтивостью отвечает Михаэлис и пытается отстранить от себя радостного шинигами. – Прошу за мной. Господин граф ожидает вас в малой гостиной.
- Господин граф, - разочаровано тянет Грелль, - ожидает меня… У меня нет к этому мальчишки совершенно никаких дел! Я здесь исключительно ради тебя, мой невыносимый! Но чего может хотеть от меня этот твой пока еще не съеденный обед? – удивляется жнец, следуя за дворецким.
- Боюсь, он хочет знать всю правду, - роняет Себастьян.
- О чем?
Демон оборачивается и одаривает шинигами каким-то особенно задумчивым и проникновенным взглядом.
- Себастьянчик, - с дрожью в голосе шепчет Грелль, - ты еще никогда на меня так не смотрел. Я весь просто трепещу! Я не хочу встречаться с твоим занудным малолетним хозяином, я хочу уединиться где-нибудь с тобой! Не зря же я нарушаю все мыслимые и немыслимые правила, явившись сюда!
- Вероятно, в этом все и дело, - произносит демон странным голосом, в котором Сатклиффу слышатся обволакивающие нотки, - пришла пора внести полную ясность.
- Ах, так! Ясность! Твоему юному невинному хозяину хочется ясности…
После церемонии приветствия Сиэль предлагает гостю присоединиться к чаепитию.
- Благодарю, - падает на стул Сатклифф. – Да, Себастьянчик, я соизволю, - откликается Грелль на предложенную чашку. – А еще, пожалуйста, сахар. Довольно. Нет. Еще один. И сливок. Еще намного. Да. Достаточно.- Михаэлис выполняет все прихоти гостя, быстро передвигаясь от него к сервировочному столику и обратно. – Не очень сладко. Еще сахара. Благодарю. И салфетку. Эта уже намокла. И пирожное. Вот то, с клубникой. Благодарю. И вот то, с шоколадной глазурью, тоже. И долей мне чаю. И пирожную вилку, пожалуйста. Не хочу портить вкус десерта ложкой, она же уже окунулась в чай. Нет, вилкой неудобно. Она очень острая. Дай мне, пожалуйста, другую ложку. Благодарю. И еще сахара. И сливок. И конфету. Новую салфетку. Еще одну ложку. И поцелуй! – демон застывает склонившись, действительно едва не коснувшись ловко подставленных губ.
Фантомхайв скрипнул зубами.
Грелль хитро улыбнулся.
- Довольно же! Я намерен говорить серьезно. И заявляю вам прямо, мне все известно, господин жнец.
- А я ничего и не скрывал, - пожимает плечами Грелль. - Моя пламенная натура просто не в силах что-либо скрывать. Все есть, как есть.
- Честно говоря, не ожидал подобного от жнеца, - резко заявил граф. – И мне совершенно не понятны ваши мотивы. Зачем? Странная злая шутка? Не можете же вы всерьез добиваться именно этого?
- Почему же, - протянул Грелль, плотоядно поглядывая на возвышающегося за спиной юного графа дворецкого, - цель оправдывает средства.
- Так какова же цель?
- Вы еще слишком юны, господин граф, что бы знать это, но настоящая страсть бывает очень требовательной и мучительной. Порой она заставляет делать странные и неразумные вещи. Существование без страстей – бессмысленно, поэтому позволять им бушевать в полную силу - девиз моей жизни.
- И какое отношение это имеет к происходящему? – раздраженно бросает Сиэль. - Мне нет до ваших страстей никакого дела, в отличие от ваших реальных действий. Поэтому я требую ответа. Зачем?
- Вы же хотели ясности, вот я пытаюсь вам объяснить, - взгляд Грелля стал жестким. – Вместе с тем, я никогда и не ждал понимания от человека. Хотя вам-то все должно быть гораздо яснее, чем другим.
- Мне?!
- Всегда с вами, всегда рядом, всегда такой милый, - улыбнулся шинигами, глядя на Себастьяна. – Его очарованию не возможно не поддаться. Ужасно! Но порок действительно притягателен! Даже для меня, почти непорочного создания!
- Хотите сказать, что вы все это сделали ради моего… дворецкого?
- Я сделал бы и больше, если бы Себастьянчик ответил мне взаимностью, хоть в малой степени. Надеюсь, вы не претендуете так же и на его сердце, и без того безраздельно властвуя над телом?
- И чего вы этим добились? – Сиэль переводил недовольный взгляд с Михаэлиса на Сатклиффа и обратно. – Или это все твоя затея? – зло бросил хозяин демону. - Не зря все это с самого начала казалось мне издевкой!
- Вы не справедливы ко мне, мой господин, - учтиво ответил на упрек Михаэлис. - Ко всему происходящему я не имею никакого отношения.
- Он слишком холоден и безмерно равнодушен! Но от этого еще более прекрасен! Я готов пойти на все, что угодно, что бы быть рядом с моим Себастьянчиком всю нашу бессмертную вечность! Прошу вас это учесть, юный деспот.
- Хватит ломать комедию! – воскликнул Фантомхайв. – Все это безобразие должно быть немедленно прекращено, иначе я отдам в отношении вас приказ моему… дворецкому, и этот приказ будет однозначным и беспощадным.
- Уж лучше отдайте ему другой приказ, если он не может вас ослушаться: прикажите ему быть со мной. Больше мне ничего не нужно! И тогда мне уже не придется ничего придумывать, что бы завладеть его холодным вниманием!
- Да, я могу приказать ему и такое – хитро улыбнулся юных хозяин демона, поглядывая на своего слугу, у которого от этих слов лицо сделалось несколько недовольным.- Возможно, я даже подумаю над этим, если вы, господин жнец, прекратите всю эту смехотворную деятельность по порче рождественских праздников.
- Порче праздников? Неужели вы о моей работе? Вынужден вас огорчить, ничто не может ее прервать. Так уж устроен мир. Люди умираю в любое время.
- Я не об этом. Велите своим детишкам прекратить и верните все похищенное, - потребовал Сиэль.
- Детишкам прекратить? – заморгал глазами Сатклифф. – Что-то я не понимаю…
- Я же сказал, отпираться бесполезно, мы все знаем. С вашей легкой руки малолетние банды по всему Лондону нападают на людей, переодетых в Санта Клаусов, и отбирают у них мешки с подарками.
- О! Вот как? Они в этом так преуспели, что это дошло даже до вас… Но все это чистой воды недоразумение. Они приняли меня за рождественского деда, и я вынужден был им немного подыграть. Вот и все. Это было несколько дней назад. Больше я о них ничего не слышал, и уж тем более ничего не организовывал. Так вы об этом хотели со мной поговорить, а не… - глаза шинигами устремились на Себастьяна.
Юный граф проследил за направлением его взгляда.
- А и тут говорить не о чем, - резко заявил он.
- Вы действительно деспот, - обиженно бросил жнец, - я бы говорил об этом часами и не только говорил… - маслеными глазками Сатклифф бродит по вожделенному дворецкому.
- Даже если все так, как вы и говорите, вам должны явиться к этим слишком доверчивым малолетним бандитам и потребовать все прекратить.
- Я должен… Как интересно. Я вам что-то должен?
- Мой господин, разумеется, имел в виду, что вы не можете отказать в выполнении этой просьбы, из-за ее чрезвычайной важности, - вмешался Михаэлис.
- Могу, - Сатклифф откинулся на спинку стула. - Очень даже могу. Вам меня не заставить. Вот только, если вы действительно будете просить. Очень – очень… особенно ты, Себастьянчик, то, возможно, я еще подумаю...

Быстро удаляясь по дорожке сада, шинигами вдруг обернулся и помахал, провожающим его взглядами Фантомхайву и Михаэлису. Себастьян был даже удостоен воздушного поцелуя.
- Омерзительно, - бросил граф, отшатнувшись от окна.
- Почему же вы, мой господин, не согласились на его предложение? Выполнение всего одного желания, и дело было бы почти разрешенным, - интересуется дворецкий.
- Омерзительно, - снова роняет Сиэль. – Или тебе тоже этого бы хотелось? – подозрительно спросил граф. – Если да, то его еще не поздно вернуть.
- Мое желание значение не имеет. Если будет таков ваш приказ, мой господин….
- Омерзительно! – резко заявляет Фантомхайв.
- Тогда позвольте предположить наши дальнейшие действия. Если нападающие действуют по своей инициативе, никем не направляемые, только под воздействием желания помочь, то самое разумное, это попытаться убедить их, что встретившийся им жнец – не Санта Клаус.
- Это будет самым простым, - заметил граф.
- Не думаю, - отозвался дворецкий.

Вечер. Бедный эмигрантский квартал.
Кружась, медленно падают пушистые снежинки.
Группа плохо одетых детей. Хмурые лица. Недоверчивые взгляды.
Дети склонны воспринимать его еще менее серьезно, чем взрослые, поэтому Сиэль уступает возможность вести переговоры своему дворецкому.
- Не хочется вас огорчать, маленькие почти англичане, но вы были введены в заблуждение относительно главного символа нашего рождества – Санта Клауса, – мягко, но убедительно вещает Себастьян. – Не скажу, что это было сделано полностью намерено и со злым умыслом, но это заблуждение подвигло вас на поступки в этой стране карающиеся законом. Никому бы не хотелось причинить вам какой-либо вред, но вы должны прекратить отбирать у честных подданных ее величества принадлежащие им мешки, а так же вернуть все то, что вы уже успели забрать.
- И не дождетесь! – отзываются старшие – Мешки, эти якобы честные поданные, украли у Санта Клауса. И только ему мы их и вернем.
- Я предполагал такой ответ, - улыбнулся Михаэлис решительности оппонентов, - а потому мы привели его с собой. Господин Санта Клаус, будьте любезны, выйдите к нам!
На этот призыв из-за угла показался сам рождественский дед. Весь его вид, каждая деталь костюма были выдержаны в столь классическом стиле, что он казался ожившей сказкой. Глаза, не смотря на пышную седую бороду, горели юношеским задором, он лучезарно улыбался и бодро, и в тоже время осанисто, шел к пристально рассматривающим его маленьким горожанам.
- Хо–хо–хо! Детки! С наступающим Рождеством! Я вижу, вы тут заждались доброго Санта Клауса!
- Санта Клауса, заждались! А вас мы не знаем! – дерзко заявили ребята.
- Так я и есть хранитель духа этого святого праздника! Вам просто очень повезло. Перед вами сам Санта Клаус!
- Вам нас не обмануть! – пискнул самый маленький. - Вы на дяденьку Санта Клауса ни капельки не похожи!
- На дяденьку Санта Клауса? – переспросил рождественский дед. – Это кто же такой? Я такого не знаю. Таким когда-то был я, но это было уж очень давно, я даже сам подзабыл. А если кто-то осмеливается выдавать себя за главный символ Рождества, но при этом совсем на меня не похож, то это всего лишь наглый самозванец, преследующий свои темные цели.
- Вот вы и есть тот самозванец, - парировала разномастная ватага. – А наш дяденька Санта Клаус самый настоящий!
- Какие упрямые детишки. Вы должны были видеть открытки и картинки с моим изображением. Разве я не похож на них?
Михаэлис тут же вынул пачку картинок и быстро раздал сомневающимся.
- И картинки у вас лживые! – не унималась детвора. - И вы не настоящий!
- И почему же вы так решили? – нахмурился рождественский дед.

Сатклиффу сейчас не было никакого дела до людей. Работа была только что выполнена. Душа отпущена в последний полет в вечность. Шел снег, соединяя своей холодной завесой небо и землю, одевая окружающее священной белизной. Рождество было особенным днем даже для жнецов. Всех переполняла радость, а Греллю почему-то всегда становилось грустно. Он пытался уйти, что бы в одиночестве переждать, к счастью, обычно не очень долгий, приступ меланхолии.
Он брел по крышам, волоча за собой пилу, полностью погруженный в неприятное ощущение тоскливости. То, что происходило внизу на улицах, не привлекало его внимания, он просто шел, перелетал через очередной просвет между домами и шел дальше. И вдруг жнец ощутил чье-то близкое темное присутствие, именно темное, но это почему-то немного согрело его душу.
«Неужели…?» - скользнула в голове приятная мысль, и Сатклифф подошел к краю, что бы разглядеть, что происходит на покрываемых снегом мостовых. На пустынной улице группа детишек выглядела весьма необычно. Еще более необычными были те, кто с ними разговаривал: некто в красном ужасном костюме, слишком хорошо одетый для этого квартала юнец и …он! Сердце шинигами радостно забилось. Грелль не мог ошибиться, даже с такого расстояния, даже под завесой снегопада, он безошибочно узнал своего невыносимого демона. Он тут же хотел присоединиться к их странной компании, но смысл долетевшего до него спора заставил его помедлить с появлением.
- У вас борода страшная! Растрепанная! И волосы лохматые! Дикарь заросший! - обличительно кричали дети. - А дяденька Санта Клаус красивый! И не такой старющий! И волосы у него не белые, а красные, длинные! И тоже ничего! И никакой дурацкой бороды, как у вас! Да, и что хорошего, на все лицо волосы?! И очки у дяденьки Санта Клауса забавные! Да, тоже красные!
Слыша это, Грелль невольно поправил очки и прическу.
«А детишки молодцы, - довольно подумал он, - понимают толк в прекрасном!»
- И костюм у него намного лучше! Дороже! Красивый! А у вас какой-то кафтан деревенский! И колпак глупый! Не красивый ни капельки!
Шинигами, улыбаясь, разглаживал свое облачение.
- Они определенно не лишены вкуса, не смотря жуткое убожество своей жизни. Да, вы, господин Клаус, в вашем заношенном грубом полушубке мне и в подметки не годитесь. А еще добавьте сюда непременный макияж и обязательную укладку, и вам со мной вообще не тягаться! Молодцы детишки. Так ему и надо. Давно пора подумать о смене костюма. Действительно порадовали… даже как-то на душе легче стало…
- А еще вы толстый! Как вы такой по крышам будите бегать и в дымоходы залазить?! Да вы там не поместитесь! Не пройдете! Застрянете! А у нас вообще дымохода нет!
- Ваша правда, малыши! – уже почти пританцовывает на крыше Сатклифф. – Мое стройное, подтянутое, великолепно натренированное тело в любой дымоход пройдет с легкость! Если конечно мне вдруг взбредет в голову такая странность… Ах, как хорошо, что Себастьянчик сейчас все это выслушивает! И это мнение со стороны! Оно должно запасть ему в душу и открыть мне его сердце!
- Вы неуклюжий и ни сколько не волшебный! Совсем и не сильный! У вас нет такого замечательного инструмента, что бы дымоходы прочищать!
- О! Они и тебя, моя бесценная, вспомнили! – подмигнул пиле жнец. - Определенно замечательные детишки. Кто бы мог подумать.
На все эти жаркие обличительные речи Санта Клаус качал головой.
- Бедные, наивные дети! Кто же столь жестоко над вами подшутил? Кто так бесчестно воспользовался вашей доверчивостью? И как вы могли поверить этому странному самозванцу, если он совершенно на меня не похож? Ведь в Англии все знают, от мала до велика, как выглядит рождественский дед!
- Дяденька Санта Клаус все равно намного лучше вас! Он очень добрый! И сильный! Он нас спас! Он нам подарки подарил! И другим детям! А вот вы нам что-нибудь подарили? Нет! Какой же вы после этого Санта Клаус? Самозванец! Отдавай мешок! И сам выглядишь как заросшее пугало! И не в один дымоход со своим брюхом не пролезешь! А еще на нашего дяденьку Санта Клауса наговариваешь! Он всем хотел подарки раздать, а у него все мешки украли! Воспользовались его рассеянностью! Ворюги! Но мы уже почти все собрали! И ничего вам не отдадим! Никакой вы не настоящий! Самозванец! Пугало в красном кафтане!
Сиэль мрачнел с каждой минутой.
- Ты был прав, Себастьян, уговорить этих малолетних налетчиков не просто, - тихо обратился граф к дворецкому. - А может быть, этот актер просто плохо играет. Все же следовало эту роль оставить тебе, ты бы справился намного лучше.
- Благодарю за доверие, мой господин, - склонился Себастьян,- но не будет отчаиваться, разговор можно считать только начавшимся.
- Так вы еще и на подарки надеетесь? – удивлялся Санта Клаус. – И это после всего того, что вы натворили? Хорошим детям о таком даже думать не положено, а тем более делать! Ни о каких подарках не может быть и речи!
- Нам ваших подарков и не надо! И мешок отдавайте! Нам дяденька Санта Клаус уже подарил! В отличие от вас, он действительно добрый!
- Ваш дяденька - бессовестный самозванец, воспользовавшийся вашей доверчивостью в своих целях! Попадись он мне, я бы с него за все спросил!
- Он бы с вами быстро разделался! Краснокафтанное пугало! Он своим инструментом – раз! И столб срезал! Уж не то, что с вами справиться!
- Да, он еще и хулиган у вас! И такого безобразника вы называете Санта Клаусом?! Он позорит мое имя! Ему просто нет прощения! Ну-ка, где он? Подавайте сюда этого дерзкого самозванца! Мы с ним сами разберемся, кто из нас кто! – и рождественский дед грозно подбоченился.
- Очень вы ему нужны! Отдавай мешок, и все тут!
- Так. Вы, я смотрю, мне верить не хотите. И какими же еще чудесами, кроме порчи столба, этот самозванец убедил вас, что именно он Санта Клаус?
Дети переглянулись.
- Он.. еще с крыши спрыгнул… Да! Точно! А там не один этаж был, и не два! И ему хоть бы что! Обычные люди так не умеют! Точно!
- Ловкий, значит. Ну, а еще что?
Малолетние налетчики снова стали растерянно переглядываться.
- Значит, все? Вот, что я вам скажу, ребятки, никакие это не чудеса. Ловкие трюки. Вот и все. Он вас просто обманул и воспользовался вашей доверчивостью, – с сочувствием произнес белобородый.
- Нет! Он настоящий! Настоящий!
Младшие расплакались, старшие нахмурились и сжали кулаки.
- Что поделаешь, в этом мире слишком многие взрослые без зазрения совести пользуются детской чистотой и наивностью, - проникновенно продолжал рождественский дед. – Вы вырастите и научитесь этому противостоять, но потеряете способность так открыто и искренне верить. Я бы очень хотел, что бы этот случай не лишил вас веры в людей слишком рано. Продолжайте верить, но не закрывайте глаза, когда ложь очевидна. Вас обманули, но у вас еще есть возможность все исправить. Это станет для вас хорошим уроком, но и будет поводом, что бы совершить новое доброе дело. Все, что вы забрали, необходимо вернуть.
- Нет! – тряхнул головой главарь. – Мы ничего вам не отдадим. И мы не верим ни одному вашему слову. Правда, ребята?
В ответ ему послышались только всхлипывания и робкое: «А если он был не настоящий?»
- Настоящий! – уверенно заявил предводитель. – Помните, как он нас спас? Если бы он не был Санта Клаусом, если бы просто хотел нас обмануть, разве он сделал бы это? Разве потом он раздал бы нам подарки, отобрав мешок у того первого самозванца! Я вам не верю! Никто вам не верит! Он был настоящий, а не вы! Он был веселый! Сильный! Добрый! Да, немного странный и рассеянный, но самый… самый настоящий! Самый лучший! Вам таким никогда не стать! А вы просто напыщенный индюк!
- Надо же, - слезы навернулись даже у Сатклиффа. - И это они все обо мне? Я сильный… Я добрый… Я самый лучший…! Обо мне еще никто и никогда так не говорил! Так искренне! С такой… с такой…любовью! Ах, как хорошо, что Себастьянчик все это слышит! Какие… милые детишки! И этот… действительно пугало! Пытается их уверить, что я совсем не такой! Что я какой-то фокусник-шарлатан? А сам-то…! Довел детей до слез! Бессердечный! Рождество! Рождество! Жутко странное время! Тем более для меня! Придется вмешаться! Не позволю разрушать приятные детские иллюзии на мой счет! Должен же хоть кто-то в этом мире в меня верить! Видеть какой я истинно прекрасный!
Яростное противостояние истинны и веры было в самом разгаре, когда изящно слетев с крыши трехэтажного дома, появилось новое действующее лицо.
- Всем добрый вечер! – манерно произнес тонкий мужской голос. – А вот и я!
Общее замешательство длилось несколько мгновений, а потом радостные детские крики огласили всю улицу:
- Дяденька Санта Клаус! Ты пришел! – и ватага бросилась к своему герою.
- Только этого нам не хватало – закрыл глаза рукой Фантомхайв.
Рождественский дед нахмурился.
- Дяденька Санта Клаус, а мы уже, наверное, все мешки собрали! Много–много! Мы их так сложили, что их у вас теперь никто не украдет! Мы следить будет! Только еще вот у этого остался! Он уверял нас, что он настоящий Санта Клаус, а вы самозванец! Только мы ему не поверили! Индюк он, краснокафтанный, а не Санта Клаус! И борода у него, как и у всех других ворюг, дурацкая! И костюм не красивый! И вообще он противный! Лохматый и неаккуратный!
- Да, я слышал, как он посмел сомневаться в моих способностях. Называл меня ловкачом и фокусником, а сам бессердечно довел вас до слез. Ну что, господин самозванец, чем теперь будите доказывать свою подлинность? Но имейте в виду, моя «коса» при мне, и я не спущу наглецу ни одного непочтительного выпада!
- Очень интересный самозванец, - протянул Санта Клаус при этом, совершенно не смущаясь его появлением. – Если я и думал, что кто-то просто сыграл на детской доверчивости, то теперь у меня возникает очень серьезный вопрос: «Зачем?»
Воспользовавшись тем, что внимание обоих претендентов на звание «Настоящего Санта Клауса» было полностью поглощено друг другом, один из ребят подбежал к рождественскому деду и выхватил из его рук вожделенный мешок.
- Бежим ребята! Дяденька Санта Клаус! Мешок у нас! Бежим!
Веселая стайка сорвалась с места и устремилась за предводителями.
Грелль ответил на их проделку радостной улыбкой, но сам уходить не спешил.
- Вот значит, до каких методов опускается, граф Фантомхайв! - протянул жнец. - Обманывает детей с помощью нанятого фигляра. Образина-то у него действительно отталкивающая, - шинигами медленно подходил к рождественскому деду, – не удивительно, что ему не поверили даже эти наивные малыши. А вот называть меня фокусником и обманщиком детей, я вам безнаказанно не дам. Они поверили в меня, а не в вас, ряженый фигляр, и я намерен сделать так, что бы эта вера у них осталась. Вы же со своим злым языком и убогим костюмом… - и Сатклифф дернул своего соперника за бороду, намереваясь сорвать с него праздничную личину.
Санта Клаус поморщился, а борода так на месте и осталась. Не поверив в реальность происходящего, Сатклифф дернул за белые пряди еще несколько раз. Никаких результатов, кроме сморщивающегося от боли лица носителя это не принесло.
- Он что, на… на… на… настоящий? – едва смог выдавить из себя пораженный жнец.
Рождественский дед рассмеялся.
Сиэль бросил на Себастьяна недоумевающий взгляд, на губах того играла загадочная улыбка.
- Все может быть, – мелодично произнес демон. – Его привел нам господин Гробовщик. Сами понимаете, от легендарного жнеца можно ожидать и такого знакомства.
- Не может быть… - хлопал глазами Сатклифф. – Он все-таки существует? То есть… вы все-таки существуете?
- Да, малыш Грелль. – прервал смех Санта Клаус. – Существую. Неужели ты забыл? Ты так давно был ребенком, что успел все забыть?
- Я… но я так редко получал от вас подарки…
- В этом не моя вина. Во-первых, ты всегда был очень не послушным ребенком, а во-вторых, ты обычно просил в подарок такие вещи…, - и рождественский дед продолжил совсем тихо, - что мне становилось просто неловко оставлять их у твоей детской кроватки.
- Ах! Это просто волшебно! Я ведь так давно перестал любить Рождество! Оно не приносило мне никакой радости! Одни разочарования! Но если все так вдруг обернулось… Можно попросить у вас подарок? Можно? Можно?
- И чего же ты хочешь?
Сатклифф наклонился к самому уху Санта Клауса и стал что-то жарко шептать, периодически поглядывая на Михаэлиса. Чем дольше это продолжалось, тем сильнее щеки старик наливались румянцем.
- Э-э-э-э…- протянул он, когда жнец изложил свою просьбу до конца. – Боюсь, в таком вопросе бессилен даже я.
- О! Но почему жизнь так ко мне жестока?! – трагически воскликнул Грелль. – Даже сам Санта Клаус не может помочь осуществится моей заветной мечте! Не в стан же врага мне с этим обращаться?!
- Не знаю, что здесь происходит, - не выдержал юный Фантомхайв, - кто здесь настоящий, а кто нет, но задание ее величества я обязан выполнить. Эти малолетние разбойники должны прекратить свои налеты, а похищенное должно быть возвращено… по крайней мере сдано, как похищенное, в Скотланд-Ярд.
- Раз все это затеял малыш Грелль, то ему со всем этим и разбираться. Разрешаю тебе побыть моим заместителем, Санта Грелль! – смеясь, заявил рождественский дед, и тяжелая рука похлопала шинигами по плечу.
- Я? Заместителем?
- Предпочитаешь остаться наглым самозванцем?
- Да, я ни о чем подобном и не думал! И вообще, это не моя работа!
Взгляды окружавших его красноречиво говорили об обратном.
«Странное это Рождество», - думал Сатклифф, мчась в ту сторону, куда скрылись с последним мешком его помощники.
Долго разыскивать ребят ему не пришлось. Они окликнули его сами. Показанная ему куча собранной добычи была внушительной. Быстро пересмотрев содержимое нескольких мешков, жнец печально покачал головой.
- Не мои, – это заявление вызвало у малолетних преступников стон разочарования.
- Как же так! Мы все собрали! Мы же нашли всех этих ворюг…? По всему городу…?
- Не расстраивайтесь. У меня как всегда был запасной вариант! Я уже давно все устроил. Однако за помощь вам огромное спасибо. Только вот эти мешки придется сдать в полицию. Пусть сами раздают их владельцам. Должна же быть и от них какая-нибудь польза.
Все добытое долгим и упорным трудом было аккуратно сложено перед дверями ближайшего полицейского участка. Настроение у малолетних проказников было подавленное, ведь они так и не смогли помочь своему герою. Жнец шествовал, окруженный детьми, и, к своему удивлению размышлял, чем же можно вернуть им праздничный дух. Вдруг один из ребят воскликнул:
- Смотрите! Смотрите! Это игрушечный магазин! Я знаю, папа говорил, что он самый лучший, потому что принадлежит фирме Фантомхайв!
Дети всей гурьбой прижались к слабо освещенным витринам. В этот поздний час магазин, разумеется, был закрыт, но выставленные на прилавках игрушки можно было кое- как разглядеть в свете уличных фонарей.
- Здорово! Ух, ты! Какая красота! Я таких никогда и не видел! Вот бы и нам такие! Это очень дорогой магазин! У моих родителей никогда не хватит денег, что бы купить хоть одну такую игрушку! И у моих! И у моих! А у меня вообще нет родителей… Дяденька Санта Клаус, а ты можешь на следующее Рождество принести нам такие замечательные игрушки? Да, именно такие! Я вон ту хочу! А я эту! А я ту, эту и вон ту!
- А зачем ждать следующего раза? – усмехнулся Сатклифф, из-за поворота как раз выехала карета возвращающегося домой Сиэля. – Раз уж я назначен заместителем, совершим чудо! – один взмах пилы шинигами и витрина разлетелась вдребезги.
Юный граф, услышав звук бьющегося стекла, не мог не выглянуть из экипажа.
- Прошу! – широким жестом Сатклифф указал детворе на образовавшийся проход. – Можете забирать все, что понравится!
- А это можно…? – еще не смело интересуются малолетние налетчики.
- Конечно, я же сам Санта!
- Что он творит?!- попытался вырваться из кареты возмущенный владелец магазина, дворецкий сдержал его порыв.
- Не стоит, мой господин. Они всего лишь обездоленные дети, а там всего на всего игрушки. Для ваших финансовых дел это рождественское хулиганство не будет иметь никакого значения.
- Не ожидал от тебя такого понимания.. – пробормотал граф, возвращаясь вглубь кареты.
- Все только ради ваших интересов, – тонко улыбнулся демон. - Посмотрите на Сатклиффа, он ведь счастлив, и, несомненно, понимает, что позволяя ему эти бесчинства, мы делаем одолжение. А иметь в должниках жнеца может оказаться очень полезным.
- Как всегда, – с легкой грустью произнес Фантомхайв. – У тебя все просто очень расчетливо…
- Да, мой господин, - мелодично ответил Себастьян.
Прoкoммeнтировaть
"Санта Грелль" часть 2 Ангелина Асакура 19:18:40
Дворецкий услужливо раскладывает перед юным господином в несколько стопок исписанные мелким почерком листы.
- Зачем так много? – недовольно интересуется Сиэль.
- Право, несколько обидно, что вместо похвалы за усердие, я слышу от вас упрек моей тщательности, - роняет Себастьян. – Это результаты опросов только самых важных свидетелей. Я распределил их по районам нападения, но, если вам будет угодно, могу разложить их по датам…, - его останавливает холодный взгляд графа.
- Довольно. Я просмотрю их.
Усердное выполнение его поручений – это конечно прекрасная черта для дворецкого, но Сиэлю почему-то чудилась в этом издевка… Скрепя сердце и потратив на это весь день, Фантомхайв прочитал все, что подготовил ему демон и, осилив последний лист, отчетливо понял, что проделал совершенно бесполезную работу. Показания свидетелей, не смотря на видимую пестрость, по сути своей были примитивно однообразными. Небольшие группы несовершеннолетних из среды эмигрантов из восточных колоний нападали на переодетых в костюмы Санта Клаусов. Нападения происходили в разных частях города. Видимой связи, кроме самой очевидной не имели. Участников нападения описывали просто, как бедно одетых азиатских детей. Серьезные повреждения получали только те, кто слишком активно сопротивлялся. Кроме мешков с подарками налетчики не забирали больше ничего.
Шутка или чья-то издевка! Вот как виделось это Фантомхайву.
- Я не доволен, Себастьян, - прямо заявил своему дворецкому граф, - ты занимал этими бесполезными описаниями мое время вместо того, что бы обратиться к простому и ясному способу все выяснить.
Демон сделал удивленно-вопросите­льное лицо. Сиэль откинулся на спинку кресла.
- Придется выйти на улицу и заняться охотой, - бросает Фантомхайв. – Кому-то нужно изобразить из себя рождественского деда. Надеюсь, перевоплощение в святого не противоречит твоей демонической сущности, Себастьян?
- Не противоречит, - роняет дворецкий, но в глазах проскальзывает странный блеск. – А вы, господин, полагаю, будите изображать крошку эльфа?
- Даже не думал, - с негодованием фыркает юный граф.
И все же в сумрак лондонской ночи они вышли вместе: большой грузный дед в красном полушубке и юный хрупкий мальчуган в простой одежде. Себастьян улыбался прохожим, приветственно махал рукой и всех поздравлял с грядущим праздником, чем неимоверно злил своего господина.
- Прекрати, - то и дело шипел Сиэль.
- Если мы не будем изображать беззаботное веселье, нападающие могут посчитать нас трудной добычей и примут решение применить чрезмерное насилие, - рассудительно объяснял свое поведение демон. – Мне бы очень хотелось уберечь вас от этого, мой господин.
Юный Фантомхайв и его дворецкий были настолько яркой парой, что не могли не привлечь внимания вездесущей детворы.
- Эй, вы! – раздался неучтивый окрик. - А ну, отдавайте мешок! И по–хорошему! А иначе хуже будет! Мы его все равно отберем!
Сиэля и Михаэлиса быстро окружают неизвестно откуда появившиеся дети.
- Отдавайте мешок! – решительно требует выступающий вперед главарь.
- Может быть, сначала обоснуете свою просьбу? – предлагает Себастьян, улыбаясь. – Дети, так настойчиво требующие у Санта Клауса подарки, рискуют показаться ему плохими детьми и ничего не получить.
- Об этом не беспокойтесь! Мы вернем Санта Клаусу мешок, который вы украли, и он за это подарит нам подарков еще больше!
- Вернете мешок, который мы украли?- удивленно переспросил Михаэлис.
- Только вот не надо нас убеждать, что ничего вы не похищали! Мы все знаем! Это мешок Санта Клауса! Но ваш глупый наряд нас не обманет! Вы на него все равно ничуть не похожи! Мы знаем, как выглядит настоящий! Так что отдавайте мешок и, так и быть, мы вам ничего не сделаем!
- И как же, по вашему, выглядит настоящий Санта Клаус? – запальчиво интересуется Фантомхайв, оглядывая своего дворецкого с ног до головы.
Костюм был выполнен превосходно и сидел очень живописно. Настоящий рождественский дед во всех подробностях!
- Мы его сами не видели, но нам рассказывали ребята из портового квартала. У него нет никакой глупой бороды! – наперебой стали описывать малолетние бандиты. - Волосы не белые, а красные! Он не старый и не толстый! Одевается модно! В красном пиджаке! В очках такой… страной форма! У него есть какой-то замечательный инструмент, что бы дорогу в дымоходе прочищать! Он очень сильный! Говорили, он перерубил фонарный столб в один удар! Так что нас вашей образиной не обмануть! Отдавайте мешок! Вы его украл, и мы его вернем!
- Честно говоря, у нас и в мыслях не было присваивать себе чьи-либо игрушки, - миролюбиво отвечал демон. – Мы сами хотели его вернуть, только не знали, где найти Санта Клауса. А вы знаете?
- Не знаем, - недоверчиво бросает главарь, заставляя других не вмешиваться в разговор.
- Тогда как же вы собирались вернуть ему мешок? – не выдерживает юный граф.
- Наше дело отдать мешок кому следует. Только вот, всяких посторонних, это не касается! - ехидно заявил предводитель. - Хватит разговоров! Отдавайте мешок!
- И вы собираете мешки по всему городу? – продолжает любопытствовать Михаэлис, настороженно следя за тем, что бы не одному из ночных налетчиков не удалось совершить в отношении Сиэля какой-нибудь опасный выпад. – Неужели у Санта Клауса больше, чем один мешок с подарками?
- Это взрослые думают, что детей легко обмануть всякими сказочками, но даже сопливые малыши понимают, что подарки для всех детей, даже только Англии, в один мешок не положишь! Конечно, у него их было много! Пока вот такие ворюги, как вы, все не растащили! Отдавайте! Нам некогда с вами тут долго разговаривать!
- И Санта Клаус сам просил вас помочь ему все это собрать? – уточняет дворецкий, и по его глазам видно, что для него картина происходящего начинает вырисовываться.
- Вот именно! Давайте же сюда!
- Но нам бы очень хотелось вернуть этот мешок самому Санта Клаусу, - заявил Себастьян, - ведь мы должны извиниться за произошедшее. Не подскажите, как это можно сделать? – он снял боду и сделал просительное лицо.
Главарь нахмурился.
-Не знаем. Если только портовые вам что-нибудь подскажут…
- Проводите? Вы ведь все равно понесете мешок им? – и демон с самой искренней улыбкой протянул мешок предводителю шайки.
Тот вырвал его из рук дворецкого, проверил содержимое и согласно кивнул.
Портовские послали интересующихся в западные кварталы, оттуда в восточные. Их обитатели сослались на большую осведомленность фабричных, и так до тех пор, пока дня через три размотавшись с конца весь клубок следов, не привел ищущих к первым, кому посчастливилось в это предрождественское время увидеть настоящий лик святого. Нехотя малолетняя банда подтвердила описание вестника праздника, резко отличающееся от канонического, а так же то, что они действительно взялась помочь ему собрать все мешки с подарками. Единственное, что так никто и не смог сказать, это где и как найти Санта Клауса. Собиратели мешков просто складывали их в потайное место и ждали появления рождественского… совсем не деда.
Это дело и все, что с ним связано, продолжало не нравиться юному Фантомхайву до отвращения.
- Мешки… подарки… дети… Какая вопиющая наивность?! Как можно было во все это поверить? Просто гора украденных мешков? Ясно, что их детской доверчивостью воспользовался какой-то бесчестный взрослый. Эти эмигрантские дети в своем возрасте до сих пор верят в существование настоящего Санта Клауса!
- Искренняя вера в чудо – это прекрасная черта, - роняет Михаэлис, наливая своему господину послеобеденный чай. – Жаль, что вами это утрачено. Это делает надежду более живой…
- Не вижу ничего хорошего в том, что бы тешить себя иллюзиями, - холодно ответил Фантомхайв. – И я скорее поверю в демона, переодетого в костюм святого, чем в само существование этой праздничной легенды… Себастьян, - и лицо Сиэля вдруг резко изменилось, - У меня что, жар? Я брежу?
- Почему вдруг такой вопрос? – удивился дворецкий.
- Проверь же! – настаивает его господин. – Это может быть только жар или бред, то есть или то и другое…
По губам Михаэлись мимолетно проскальзывает странная усмешка. Он склоняется к своему хозяину и касается устами его действительно разгоряченного лба.
- Ты что? – резко отшатывается граф.
- Вы же сами просили меня проверить.
- Но не так же…! – возмущается Сиэль.
- Это самый верный способ. Губы гораздо чувствительнее рук, - делая невозмутимый вид, отвечает дворецкий.
- Все равно не так! Это скорее было похоже на… - слова застряли на губах юного господина.
- На что? – лукаво пытается вытянуть из него ответ Себастьян.
- Сам знаешь, - зло бросает Фантомхайв. – Не смей больше так делать. И не смей сбивать меня с мысли! Красный пиджак, странные очки, небывалый инструмент огромной разрушающей силы, и, наконец, красные волосы. Все это описывает только одного… существо! Красный жнец Сатклифф!
- Пожалуй, вы правы, мой господин. Ваша прозорливость поразительна.
- Жнец организовывает в Лондоне банды малолетних преступников, что бы нападать на переодетых Санта Клаусов и отбирать у них мешки с подарками! Куда катится этот мир?! Англию действительно пора спасать! – воскликнул Сиэль.
- Теперь определившись с главным подозреваемым, нам будет легче его найти, - произносит дворецкий.
- И каким образом?
- Гробовщик должен знать, я полагаю…
- Тогда заготовь побольше шуток. Думаю, вытянуть из него эти сведения будет непросто.
Опасения юного графа не оправдались. Легендарный шинигами залился истерическим смехом, как только узнал всю историю.
- Так вы нам поможете найти Сатклиффа? – нетерпеливо спрашивает Фантомхайв, отчаявшись дождаться, когда приступ веселости покинет Гробовщика.
- Узнаю милашку Грелля, - продолжает хихикать беловолосый. - Он как всегда неподражаем!
- В этот раз он перешел все границы, - мрачно роняет Сиэль. – Покусится на сам дух Рождества!
- Разумеется, я вам не скажу, как попасть в мир жнецов, - вдруг оборвал хохот Гробовщик, - но, например, передать ему записочку от этого очаровательного демоненка, могу.
Юный господин кидает недовольный взгляд на своего дворецкого.
- Пиши, – тут же требует он. – Пиши так, что бы он появился как можно быстрее.
- Как прикажете, мой господин.
- Ох, и обрадуется же он, - кривится в усмешке жнец.

Чуткое ухо демона улавливает стук в дверь, даже не смотря на то, что Себастьян находится в это время на втором этаже в кабинете графа.
- Наш гость удивительно точен, - роняет дворецкий, глянув на часы. - Позволите мне встретить его?
Фантомхайв кивает.
Едва дверь успевает открыться, как огненный жнец кидается на шею своему обожаемому демону.
- Себастьянчик! Я так рад! Я просто безумно счастлив! Я снова приглашен! Я снова буду здесь, с тобой! Наконец мы обретем друг друга!
- Господин Сатклифф, я тоже рад приветствовать вас в поместье Фантомхайв, - с холодной учтивостью отвечает Михаэлис и пытается отстранить от себя радостного шинигами. – Прошу за мной. Господин граф ожидает вас в малой гостиной.
- Господин граф, - разочаровано тянет Грелль, - ожидает меня… У меня нет к этому мальчишки совершенно никаких дел! Я здесь исключительно ради тебя, мой невыносимый! Но чего может хотеть от меня этот твой пока еще не съеденный обед? – удивляется жнец, следуя за дворецким.
- Боюсь, он хочет знать всю правду, - роняет Себастьян.
- О чем?
Демон оборачивается и одаривает шинигами каким-то особенно задумчивым и проникновенным взглядом.
- Себастьянчик, - с дрожью в голосе шепчет Грелль, - ты еще никогда на меня так не смотрел. Я весь просто трепещу! Я не хочу встречаться с твоим занудным малолетним хозяином, я хочу уединиться где-нибудь с тобой! Не зря же я нарушаю все мыслимые и немыслимые правила, явившись сюда!
- Вероятно, в этом все и дело, - произносит демон странным голосом, в котором Сатклиффу слышатся обволакивающие нотки, - пришла пора внести полную ясность.
- Ах, так! Ясность! Твоему юному невинному хозяину хочется ясности…
После церемонии приветствия Сиэль предлагает гостю присоединиться к чаепитию.
- Благодарю, - падает на стул Сатклифф. – Да, Себастьянчик, я соизволю, - откликается Грелль на предложенную чашку. – А еще, пожалуйста, сахар. Довольно. Нет. Еще один. И сливок. Еще намного. Да. Достаточно.- Михаэлис выполняет все прихоти гостя, быстро передвигаясь от него к сервировочному столику и обратно. – Не очень сладко. Еще сахара. Благодарю. И салфетку. Эта уже намокла. И пирожное. Вот то, с клубникой. Благодарю. И вот то, с шоколадной глазурью, тоже. И долей мне чаю. И пирожную вилку, пожалуйста. Не хочу портить вкус десерта ложкой, она же уже окунулась в чай. Нет, вилкой неудобно. Она очень острая. Дай мне, пожалуйста, другую ложку. Благодарю. И еще сахара. И сливок. И конфету. Новую салфетку. Еще одну ложку. И поцелуй! – демон застывает склонившись, действительно едва не коснувшись ловко подставленных губ.
Фантомхайв скрипнул зубами.
Грелль хитро улыбнулся.
- Довольно же! Я намерен говорить серьезно. И заявляю вам прямо, мне все известно, господин жнец.
- А я ничего и не скрывал, - пожимает плечами Грелль. - Моя пламенная натура просто не в силах что-либо скрывать. Все есть, как есть.
- Честно говоря, не ожидал подобного от жнеца, - резко заявил граф. – И мне совершенно не понятны ваши мотивы. Зачем? Странная злая шутка? Не можете же вы всерьез добиваться именно этого?
- Почему же, - протянул Грелль, плотоядно поглядывая на возвышающегося за спиной юного графа дворецкого, - цель оправдывает средства.
- Так какова же цель?
- Вы еще слишком юны, господин граф, что бы знать это, но настоящая страсть бывает очень требовательной и мучительной. Порой она заставляет делать странные и неразумные вещи. Существование без страстей – бессмысленно, поэтому позволять им бушевать в полную силу - девиз моей жизни.
- И какое отношение это имеет к происходящему? – раздраженно бросает Сиэль. - Мне нет до ваших страстей никакого дела, в отличие от ваших реальных действий. Поэтому я требую ответа. Зачем?
- Вы же хотели ясности, вот я пытаюсь вам объяснить, - взгляд Грелля стал жестким. – Вместе с тем, я никогда и не ждал понимания от человека. Хотя вам-то все должно быть гораздо яснее, чем другим.
- Мне?!
- Всегда с вами, всегда рядом, всегда такой милый, - улыбнулся шинигами, глядя на Себастьяна. – Его очарованию не возможно не поддаться. Ужасно! Но порок действительно притягателен! Даже для меня, почти непорочного создания!
- Хотите сказать, что вы все это сделали ради моего… дворецкого?
- Я сделал бы и больше, если бы Себастьянчик ответил мне взаимностью, хоть в малой степени. Надеюсь, вы не претендуете так же и на его сердце, и без того безраздельно властвуя над телом?
- И чего вы этим добились? – Сиэль переводил недовольный взгляд с Михаэлиса на Сатклиффа и обратно. – Или это все твоя затея? – зло бросил хозяин демону. - Не зря все это с самого начала казалось мне издевкой!
- Вы не справедливы ко мне, мой господин, - учтиво ответил на упрек Михаэлис. - Ко всему происходящему я не имею никакого отношения.
- Он слишком холоден и безмерно равнодушен! Но от этого еще более прекрасен! Я готов пойти на все, что угодно, что бы быть рядом с моим Себастьянчиком всю нашу бессмертную вечность! Прошу вас это учесть, юный деспот.
- Хватит ломать комедию! – воскликнул Фантомхайв. – Все это безобразие должно быть немедленно прекращено, иначе я отдам в отношении вас приказ моему… дворецкому, и этот приказ будет однозначным и беспощадным.
- Уж лучше отдайте ему другой приказ, если он не может вас ослушаться: прикажите ему быть со мной. Больше мне ничего не нужно! И тогда мне уже не придется ничего придумывать, что бы завладеть его холодным вниманием!
- Да, я могу приказать ему и такое – хитро улыбнулся юных хозяин демона, поглядывая на своего слугу, у которого от этих слов лицо сделалось несколько недовольным.- Возможно, я даже подумаю над этим, если вы, господин жнец, прекратите всю эту смехотворную деятельность по порче рождественских праздников.
- Порче праздников? Неужели вы о моей работе? Вынужден вас огорчить, ничто не может ее прервать. Так уж устроен мир. Люди умираю в любое время.
- Я не об этом. Велите своим детишкам прекратить и верните все похищенное, - потребовал Сиэль.
- Детишкам прекратить? – заморгал глазами Сатклифф. – Что-то я не понимаю…
- Я же сказал, отпираться бесполезно, мы все знаем. С вашей легкой руки малолетние банды по всему Лондону нападают на людей, переодетых в Санта Клаусов, и отбирают у них мешки с подарками.
- О! Вот как? Они в этом так преуспели, что это дошло даже до вас… Но все это чистой воды недоразумение. Они приняли меня за рождественского деда, и я вынужден был им немного подыграть. Вот и все. Это было несколько дней назад. Больше я о них ничего не слышал, и уж тем более ничего не организовывал. Так вы об этом хотели со мной поговорить, а не… - глаза шинигами устремились на Себастьяна.
Юный граф проследил за направлением его взгляда.
- А и тут говорить не о чем, - резко заявил он.
- Вы действительно деспот, - обиженно бросил жнец, - я бы говорил об этом часами и не только говорил… - маслеными глазками Сатклифф бродит по вожделенному дворецкому.
- Даже если все так, как вы и говорите, вам должны явиться к этим слишком доверчивым малолетним бандитам и потребовать все прекратить.
- Я должен… Как интересно. Я вам что-то должен?
- Мой господин, разумеется, имел в виду, что вы не можете отказать в выполнении этой просьбы, из-за ее чрезвычайной важности, - вмешался Михаэлис.
- Могу, - Сатклифф откинулся на спинку стула. - Очень даже могу. Вам меня не заставить. Вот только, если вы действительно будете просить. Очень – очень… особенно ты, Себастьянчик, то, возможно, я еще подумаю...

Быстро удаляясь по дорожке сада, шинигами вдруг обернулся и помахал, провожающим его взглядами Фантомхайву и Михаэлису. Себастьян был даже удостоен воздушного поцелуя.
- Омерзительно, - бросил граф, отшатнувшись от окна.
- Почему же вы, мой господин, не согласились на его предложение? Выполнение всего одного желания, и дело было бы почти разрешенным, - интересуется дворецкий.
- Омерзительно, - снова роняет Сиэль. – Или тебе тоже этого бы хотелось? – подозрительно спросил граф. – Если да, то его еще не поздно вернуть.
- Мое желание значение не имеет. Если будет таков ваш приказ, мой господин….
- Омерзительно! – резко заявляет Фантомхайв.
- Тогда позвольте предположить наши дальнейшие действия. Если нападающие действуют по своей инициативе, никем не направляемые, только под воздействием желания помочь, то самое разумное, это попытаться убедить их, что встретившийся им жнец – не Санта Клаус.
- Это будет самым простым, - заметил граф.
- Не думаю, - отозвался дворецкий.

Вечер. Бедный эмигрантский квартал.
Кружась, медленно падают пушистые снежинки.
Группа плохо одетых детей. Хмурые лица. Недоверчивые взгляды.
Дети склонны воспринимать его еще менее серьезно, чем взрослые, поэтому Сиэль уступает возможность вести переговоры своему дворецкому.
- Не хочется вас огорчать, маленькие почти англичане, но вы были введены в заблуждение относительно главного символа нашего рождества – Санта Клауса, – мягко, но убедительно вещает Себастьян. – Не скажу, что это было сделано полностью намерено и со злым умыслом, но это заблуждение подвигло вас на поступки в этой стране карающиеся законом. Никому бы не хотелось причинить вам какой-либо вред, но вы должны прекратить отбирать у честных подданных ее величества принадлежащие им мешки, а так же вернуть все то, что вы уже успели забрать.
- И не дождетесь! – отзываются старшие – Мешки, эти якобы честные поданные, украли у Санта Клауса. И только ему мы их и вернем.
- Я предполагал такой ответ, - улыбнулся Михаэлис решительности оппонентов, - а потому мы привели его с собой. Господин Санта Клаус, будьте любезны, выйдите к нам!
На этот призыв из-за угла показался сам рождественский дед. Весь его вид, каждая деталь костюма были выдержаны в столь классическом стиле, что он казался ожившей сказкой. Глаза, не смотря на пышную седую бороду, горели юношеским задором, он лучезарно улыбался и бодро, и в тоже время осанисто, шел к пристально рассматривающим его маленьким горожанам.
- Хо–хо–хо! Детки! С наступающим Рождеством! Я вижу, вы тут заждались доброго Санта Клауса!
- Санта Клауса, заждались! А вас мы не знаем! – дерзко заявили ребята.
- Так я и есть хранитель духа этого святого праздника! Вам просто очень повезло. Перед вами сам Санта Клаус!
- Вам нас не обмануть! – пискнул самый маленький. - Вы на дяденьку Санта Клауса ни капельки не похожи!
- На дяденьку Санта Клауса? – переспросил рождественский дед. – Это кто же такой? Я такого не знаю. Таким когда-то был я, но это было уж очень давно, я даже сам подзабыл. А если кто-то осмеливается выдавать себя за главный символ Рождества, но при этом совсем на меня не похож, то это всего лишь наглый самозванец, преследующий свои темные цели.
- Вот вы и есть тот самозванец, - парировала разномастная ватага. – А наш дяденька Санта Клаус самый настоящий!
- Какие упрямые детишки. Вы должны были видеть открытки и картинки с моим изображением. Разве я не похож на них?
Михаэлис тут же вынул пачку картинок и быстро раздал сомневающимся.
- И картинки у вас лживые! – не унималась детвора. - И вы не настоящий!
- И почему же вы так решили? – нахмурился рождественский дед.

Сатклиффу сейчас не было никакого дела до людей. Работа была только что выполнена. Душа отпущена в последний полет в вечность. Шел снег, соединяя своей холодной завесой небо и землю, одевая окружающее священной белизной. Рождество было особенным днем даже для жнецов. Всех переполняла радость, а Греллю почему-то всегда становилось грустно. Он пытался уйти, что бы в одиночестве переждать, к счастью, обычно не очень долгий, приступ меланхолии.
Он брел по крышам, волоча за собой пилу, полностью погруженный в неприятное ощущение тоскливости. То, что происходило внизу на улицах, не привлекало его внимания, он просто шел, перелетал через очередной просвет между домами и шел дальше. И вдруг жнец ощутил чье-то близкое темное присутствие, именно темное, но это почему-то немного согрело его душу.
«Неужели…?» - скользнула в голове приятная мысль, и Сатклифф подошел к краю, что бы разглядеть, что происходит на покрываемых снегом мостовых. На пустынной улице группа детишек выглядела весьма необычно. Еще более необычными были те, кто с ними разговаривал: некто в красном ужасном костюме, слишком хорошо одетый для этого квартала юнец и …он! Сердце шинигами радостно забилось. Грелль не мог ошибиться, даже с такого расстояния, даже под завесой снегопада, он безошибочно узнал своего невыносимого демона. Он тут же хотел присоединиться к их странной компании, но смысл долетевшего до него спора заставил его помедлить с появлением.
- У вас борода страшная! Растрепанная! И волосы лохматые! Дикарь заросший! - обличительно кричали дети. - А дяденька Санта Клаус красивый! И не такой старющий! И волосы у него не белые, а красные, длинные! И тоже ничего! И никакой дурацкой бороды, как у вас! Да, и что хорошего, на все лицо волосы?! И очки у дяденьки Санта Клауса забавные! Да, тоже красные!
Слыша это, Грелль невольно поправил очки и прическу.
«А детишки молодцы, - довольно подумал он, - понимают толк в прекрасном!»
- И костюм у него намного лучше! Дороже! Красивый! А у вас какой-то кафтан деревенский! И колпак глупый! Не красивый ни капельки!
Шинигами, улыбаясь, разглаживал свое облачение.
- Они определенно не лишены вкуса, не смотря жуткое убожество своей жизни. Да, вы, господин Клаус, в вашем заношенном грубом полушубке мне и в подметки не годитесь. А еще добавьте сюда непременный макияж и обязательную укладку, и вам со мной вообще не тягаться! Молодцы детишки. Так ему и надо. Давно пора подумать о смене костюма. Действительно порадовали… даже как-то на душе легче стало…
- А еще вы толстый! Как вы такой по крышам будите бегать и в дымоходы залазить?! Да вы там не поместитесь! Не пройдете! Застрянете! А у нас вообще дымохода нет!
- Ваша правда, малыши! – уже почти пританцовывает на крыше Сатклифф. – Мое стройное, подтянутое, великолепно натренированное тело в любой дымоход пройдет с легкость! Если конечно мне вдруг взбредет в голову такая странность… Ах, как хорошо, что Себастьянчик сейчас все это выслушивает! И это мнение со стороны! Оно должно запасть ему в душу и открыть мне его сердце!
- Вы неуклюжий и ни сколько не волшебный! Совсем и не сильный! У вас нет такого замечательного инструмента, что бы дымоходы прочищать!
- О! Они и тебя, моя бесценная, вспомнили! – подмигнул пиле жнец. - Определенно замечательные детишки. Кто бы мог подумать.
На все эти жаркие обличительные речи Санта Клаус качал головой.
- Бедные, наивные дети! Кто же столь жестоко над вами подшутил? Кто так бесчестно воспользовался вашей доверчивостью? И как вы могли поверить этому странному самозванцу, если он совершенно на меня не похож? Ведь в Англии все знают, от мала до велика, как выглядит рождественский дед!
- Дяденька Санта Клаус все равно намного лучше вас! Он очень добрый! И сильный! Он нас спас! Он нам подарки подарил! И другим детям! А вот вы нам что-нибудь подарили? Нет! Какой же вы после этого Санта Клаус? Самозванец! Отдавай мешок! И сам выглядишь как заросшее пугало! И не в один дымоход со своим брюхом не пролезешь! А еще на нашего дяденьку Санта Клауса наговариваешь! Он всем хотел подарки раздать, а у него все мешки украли! Воспользовались его рассеянностью! Ворюги! Но мы уже почти все собрали! И ничего вам не отдадим! Никакой вы не настоящий! Самозванец! Пугало в красном кафтане!
Сиэль мрачнел с каждой минутой.
- Ты был прав, Себастьян, уговорить этих малолетних налетчиков не просто, - тихо обратился граф к дворецкому. - А может быть, этот актер просто плохо играет. Все же следовало эту роль оставить тебе, ты бы справился намного лучше.
- Благодарю за доверие, мой господин, - склонился Себастьян,- но не будет отчаиваться, разговор можно считать только начавшимся.
- Так вы еще и на подарки надеетесь? – удивлялся Санта Клаус. – И это после всего того, что вы натворили? Хорошим детям о таком даже думать не положено, а тем более делать! Ни о каких подарках не может быть и речи!
- Нам ваших подарков и не надо! И мешок отдавайте! Нам дяденька Санта Клаус уже подарил! В отличие от вас, он действительно добрый!
- Ваш дяденька - бессовестный самозванец, воспользовавшийся вашей доверчивостью в своих целях! Попадись он мне, я бы с него за все спросил!
- Он бы с вами быстро разделался! Краснокафтанное пугало! Он своим инструментом – раз! И столб срезал! Уж не то, что с вами справиться!
- Да, он еще и хулиган у вас! И такого безобразника вы называете Санта Клаусом?! Он позорит мое имя! Ему просто нет прощения! Ну-ка, где он? Подавайте сюда этого дерзкого самозванца! Мы с ним сами разберемся, кто из нас кто! – и рождественский дед грозно подбоченился.
- Очень вы ему нужны! Отдавай мешок, и все тут!
- Так. Вы, я смотрю, мне верить не хотите. И какими же еще чудесами, кроме порчи столба, этот самозванец убедил вас, что именно он Санта Клаус?
Дети переглянулись.
- Он.. еще с крыши спрыгнул… Да! Точно! А там не один этаж был, и не два! И ему хоть бы что! Обычные люди так не умеют! Точно!
- Ловкий, значит. Ну, а еще что?
Малолетние налетчики снова стали растерянно переглядываться.
- Значит, все? Вот, что я вам скажу, ребятки, никакие это не чудеса. Ловкие трюки. Вот и все. Он вас просто обманул и воспользовался вашей доверчивостью, – с сочувствием произнес белобородый.
- Нет! Он настоящий! Настоящий!
Младшие расплакались, старшие нахмурились и сжали кулаки.
- Что поделаешь, в этом мире слишком многие взрослые без зазрения совести пользуются детской чистотой и наивностью, - проникновенно продолжал рождественский дед. – Вы вырастите и научитесь этому противостоять, но потеряете способность так открыто и искренне верить. Я бы очень хотел, что бы этот случай не лишил вас веры в людей слишком рано. Продолжайте верить, но не закрывайте глаза, когда ложь очевидна. Вас обманули, но у вас еще есть возможность все исправить. Это станет для вас хорошим уроком, но и будет поводом, что бы совершить новое доброе дело. Все, что вы забрали, необходимо вернуть.
- Нет! – тряхнул головой главарь. – Мы ничего вам не отдадим. И мы не верим ни одному вашему слову. Правда, ребята?
В ответ ему послышались только всхлипывания и робкое: «А если он был не настоящий?»
- Настоящий! – уверенно заявил предводитель. – Помните, как он нас спас? Если бы он не был Санта Клаусом, если бы просто хотел нас обмануть, разве он сделал бы это? Разве потом он раздал бы нам подарки, отобрав мешок у того первого самозванца! Я вам не верю! Никто вам не верит! Он был настоящий, а не вы! Он был веселый! Сильный! Добрый! Да, немного странный и рассеянный, но самый… самый настоящий! Самый лучший! Вам таким никогда не стать! А вы просто напыщенный индюк!
- Надо же, - слезы навернулись даже у Сатклиффа. - И это они все обо мне? Я сильный… Я добрый… Я самый лучший…! Обо мне еще никто и никогда так не говорил! Так искренне! С такой… с такой…любовью! Ах, как хорошо, что Себастьянчик все это слышит! Какие… милые детишки! И этот… действительно пугало! Пытается их уверить, что я совсем не такой! Что я какой-то фокусник-шарлатан? А сам-то…! Довел детей до слез! Бессердечный! Рождество! Рождество! Жутко странное время! Тем более для меня! Придется вмешаться! Не позволю разрушать приятные детские иллюзии на мой счет! Должен же хоть кто-то в этом мире в меня верить! Видеть какой я истинно прекрасный!
Яростное противостояние истинны и веры было в самом разгаре, когда изящно слетев с крыши трехэтажного дома, появилось новое действующее лицо.
- Всем добрый вечер! – манерно произнес тонкий мужской голос. – А вот и я!
Общее замешательство длилось несколько мгновений, а потом радостные детские крики огласили всю улицу:
- Дяденька Санта Клаус! Ты пришел! – и ватага бросилась к своему герою.
- Только этого нам не хватало – закрыл глаза рукой Фантомхайв.
Рождественский дед нахмурился.
- Дяденька Санта Клаус, а мы уже, наверное, все мешки собрали! Много–много! Мы их так сложили, что их у вас теперь никто не украдет! Мы следить будет! Только еще вот у этого остался! Он уверял нас, что он настоящий Санта Клаус, а вы самозванец! Только мы ему не поверили! Индюк он, краснокафтанный, а не Санта Клаус! И борода у него, как и у всех других ворюг, дурацкая! И костюм не красивый! И вообще он противный! Лохматый и неаккуратный!
- Да, я слышал, как он посмел сомневаться в моих способностях. Называл меня ловкачом и фокусником, а сам бессердечно довел вас до слез. Ну что, господин самозванец, чем теперь будите доказывать свою подлинность? Но имейте в виду, моя «коса» при мне, и я не спущу наглецу ни одного непочтительного выпада!
- Очень интересный самозванец, - протянул Санта Клаус при этом, совершенно не смущаясь его появлением. – Если я и думал, что кто-то просто сыграл на детской доверчивости, то теперь у меня возникает очень серьезный вопрос: «Зачем?»
Воспользовавшись тем, что внимание обоих претендентов на звание «Настоящего Санта Клауса» было полностью поглощено друг другом, один из ребят подбежал к рождественскому деду и выхватил из его рук вожделенный мешок.
- Бежим ребята! Дяденька Санта Клаус! Мешок у нас! Бежим!
Веселая стайка сорвалась с места и устремилась за предводителями.
Грелль ответил на их проделку радостной улыбкой, но сам уходить не спешил.
- Вот значит, до каких методов опускается, граф Фантомхайв! - протянул жнец. - Обманывает детей с помощью нанятого фигляра. Образина-то у него действительно отталкивающая, - шинигами медленно подходил к рождественскому деду, – не удивительно, что ему не поверили даже эти наивные малыши. А вот называть меня фокусником и обманщиком детей, я вам безнаказанно не дам. Они поверили в меня, а не в вас, ряженый фигляр, и я намерен сделать так, что бы эта вера у них осталась. Вы же со своим злым языком и убогим костюмом… - и Сатклифф дернул своего соперника за бороду, намереваясь сорвать с него праздничную личину.
Санта Клаус поморщился, а борода так на месте и осталась. Не поверив в реальность происходящего, Сатклифф дернул за белые пряди еще несколько раз. Никаких результатов, кроме сморщивающегося от боли лица носителя это не принесло.
- Он что, на… на… на… настоящий? – едва смог выдавить из себя пораженный жнец.
Рождественский дед рассмеялся.
Сиэль бросил на Себастьяна недоумевающий взгляд, на губах того играла загадочная улыбка.
- Все может быть, – мелодично произнес демон. – Его привел нам господин Гробовщик. Сами понимаете, от легендарного жнеца можно ожидать и такого знакомства.
- Не может быть… - хлопал глазами Сатклифф. – Он все-таки существует? То есть… вы все-таки существуете?
- Да, малыш Грелль. – прервал смех Санта Клаус. – Существую. Неужели ты забыл? Ты так давно был ребенком, что успел все забыть?
- Я… но я так редко получал от вас подарки…
- В этом не моя вина. Во-первых, ты всегда был очень не послушным ребенком, а во-вторых, ты обычно просил в подарок такие вещи…, - и рождественский дед продолжил совсем тихо, - что мне становилось просто неловко оставлять их у твоей детской кроватки.
- Ах! Это просто волшебно! Я ведь так давно перестал любить Рождество! Оно не приносило мне никакой радости! Одни разочарования! Но если все так вдруг обернулось… Можно попросить у вас подарок? Можно? Можно?
- И чего же ты хочешь?
Сатклифф наклонился к самому уху Санта Клауса и стал что-то жарко шептать, периодически поглядывая на Михаэлиса. Чем дольше это продолжалось, тем сильнее щеки старик наливались румянцем.
- Э-э-э-э…- протянул он, когда жнец изложил свою просьбу до конца. – Боюсь, в таком вопросе бессилен даже я.
- О! Но почему жизнь так ко мне жестока?! – трагически воскликнул Грелль. – Даже сам Санта Клаус не может помочь осуществится моей заветной мечте! Не в стан же врага мне с этим обращаться?!
- Не знаю, что здесь происходит, - не выдержал юный Фантомхайв, - кто здесь настоящий, а кто нет, но задание ее величества я обязан выполнить. Эти малолетние разбойники должны прекратить свои налеты, а похищенное должно быть возвращено… по крайней мере сдано, как похищенное, в Скотланд-Ярд.
- Раз все это затеял малыш Грелль, то ему со всем этим и разбираться. Разрешаю тебе побыть моим заместителем, Санта Грелль! – смеясь, заявил рождественский дед, и тяжелая рука похлопала шинигами по плечу.
- Я? Заместителем?
- Предпочитаешь остаться наглым самозванцем?
- Да, я ни о чем подобном и не думал! И вообще, это не моя работа!
Взгляды окружавших его красноречиво говорили об обратном.
«Странное это Рождество», - думал Сатклифф, мчась в ту сторону, куда скрылись с последним мешком его помощники.
Долго разыскивать ребят ему не пришлось. Они окликнули его сами. Показанная ему куча собранной добычи была внушительной. Быстро пересмотрев содержимое нескольких мешков, жнец печально покачал головой.
- Не мои, – это заявление вызвало у малолетних преступников стон разочарования.
- Как же так! Мы все собрали! Мы же нашли всех этих ворюг…? По всему городу…?
- Не расстраивайтесь. У меня как всегда был запасной вариант! Я уже давно все устроил. Однако за помощь вам огромное спасибо. Только вот эти мешки придется сдать в полицию. Пусть сами раздают их владельцам. Должна же быть и от них какая-нибудь польза.
Все добытое долгим и упорным трудом было аккуратно сложено перед дверями ближайшего полицейского участка. Настроение у малолетних проказников было подавленное, ведь они так и не смогли помочь своему герою. Жнец шествовал, окруженный детьми, и, к своему удивлению размышлял, чем же можно вернуть им праздничный дух. Вдруг один из ребят воскликнул:
- Смотрите! Смотрите! Это игрушечный магазин! Я знаю, папа говорил, что он самый лучший, потому что принадлежит фирме Фантомхайв!
Дети всей гурьбой прижались к слабо освещенным витринам. В этот поздний час магазин, разумеется, был закрыт, но выставленные на прилавках игрушки можно было кое- как разглядеть в свете уличных фонарей.
- Здорово! Ух, ты! Какая красота! Я таких никогда и не видел! Вот бы и нам такие! Это очень дорогой магазин! У моих родителей никогда не хватит денег, что бы купить хоть одну такую игрушку! И у моих! И у моих! А у меня вообще нет родителей… Дяденька Санта Клаус, а ты можешь на следующее Рождество принести нам такие замечательные игрушки? Да, именно такие! Я вон ту хочу! А я эту! А я ту, эту и вон ту!
- А зачем ждать следующего раза? – усмехнулся Сатклифф, из-за поворота как раз выехала карета возвращающегося домой Сиэля. – Раз уж я назначен заместителем, совершим чудо! – один взмах пилы шинигами и витрина разлетелась вдребезги.
Юный граф, услышав звук бьющегося стекла, не мог не выглянуть из экипажа.
- Прошу! – широким жестом Сатклифф указал детворе на образовавшийся проход. – Можете забирать все, что понравится!
- А это можно…? – еще не смело интересуются малолетние налетчики.
- Конечно, я же сам Санта!
- Что он творит?!- попытался вырваться из кареты возмущенный владелец магазина, дворецкий сдержал его порыв.
- Не стоит, мой господин. Они всего лишь обездоленные дети, а там всего на всего игрушки. Для ваших финансовых дел это рождественское хулиганство не будет иметь никакого значения.
- Не ожидал от тебя такого понимания.. – пробормотал граф, возвращаясь вглубь кареты.
- Все только ради ваших интересов, – тонко улыбнулся демон. - Посмотрите на Сатклиффа, он ведь счастлив, и, несомненно, понимает, что позволяя ему эти бесчинства, мы делаем одолжение. А иметь в должниках жнеца может оказаться очень полезным.
- Как всегда, – с легкой грустью произнес Фантомхайв. – У тебя все просто очень расчетливо…
- Да, мой господин, - мелодично ответил Себастьян.
Прoкoммeнтировaть
Ангелина Асакура 19:14:33
Запись только для зарегистрированных пользователей.
- Мэтт!Принеси мне чаю!, - раздался... Ангелина Асакура 12:51:57
- Мэтт! Принеси мне чаю!, - раздался слабый голос из глубины квартиры.
Я вздрогнул, оторвался от PSP, и бросился наливать чай для Мэлло. Сейчас он болеет, и не может сам этого сделать.
Медленными шагами, чтобы не расплескать кипяток, я направился в комнату,где находился Мэлло. Он сидел на диване, закутавшись в плед и как всегда ел шоколадку.
- Вот твой чай, - сказал я и протянул ему кружку.
И тут я заметил,что у Мэлло очень красивое лицо. Он напоминал мне... даже не знаю... порочного ангела что-ли! Даже этот шрам придавал ему какой-то сексуальности.
- Спасибо, - прошептал Мэлло и отхлебнул из кружки горячий напиток. Потом он еще сильнее завернулся в плед. - Черт холодно то как!
Я подавил в себе желание прижать к себе Мэлло, согреть его. Но я прекрасно понимал, что этого делать нельзя, и поэтому просто накрыл его одеялом.
- У тебя всего лишь озноб. Сейчас это пройдет, - сказал я с деланным равнодушием. Не стоит показывать ему свое волнение.
- Спасибо еще раз,Мэтт. Ты не представляешь, как мне сейчас...
-{censored}ведь болезнь - это еще не самое ужасное, что с тобой случалось, не так ли?
- Точно,-на прекрасном лице Мэлло появилось некое подобие улыбки.
Я тоже улыбнулся, сел рядом с другом, и мы стали разговаривать обо всем. Не очень-то и часто нам с Мэлло удается так разговаривать.
Часа через два я сам не заметил, как заснул. Я слышал сквозь сон, что Мэлло пытался меня разбудить, но я не просыпался.
А проснулся я примерно в три часа ночи. Еще не открыв глаза, я почувствовал около себя что-то теплое. Это оказался Мэлло. Наверное,он сам того не заметив, прижался к моей груди, пока спал. Я обнял его. Сейчас он был также красив: слегка приоткрытый рот, растрепанные волосы цвета утреннего солнца...
И тут я не удержался. Я прильнул своими губами к его. Не успев насладиться этим прекрасным мгновением, я прервал поцелуй. К счастью, Мэлло не проснулся, но его красивые губы немного растянулись в легкой улыбке. Может быть, ему снилось что-то хорошее, а может...
Но я не стал додумывать эту мысль. Я встал,напоследок погладил мягкие волосы Мэлло, и ушел в свою комнату.
В эту ночь я долго не мог заснуть. Я понял,что люблю Мэлло.
***
На следующее утро я проснулся от кинутой в меня подушки.Оказалось,т­аким образом меня пытался разбудить Мэлло.
-Мэтт! Хватит спать! Давай быстро умывайся и иди завтракать! - заорал Мэлло, запрыгнул на мою кровать и стал бить меня подушкой. - Хватит спать! Уже полдень!
Я отобрал у него подушку, чтобы он меня до смерти не забил.
-Вижу, тебе уже лучше, Мэлло, - сказал я сонным голосом.
Конечно, я только под утро заснул. А как тут нормально спать, когда понял, что влюбился в лучшего друга...
В тот небольшой промежуток времени, когда я спал, мне снился, конечно, Мэлло. Его божественной красоты лицо, глаза, в которые хочется смотреть вечно, мягкие волосы, стройное, идеальное тело... Я хочу, чтобы каждую ночь мне снился только Мэлло.
-Ага, я уже выздоровел, - сказал Мэлло, и вывел меня из раздумий. Потом он упал на кровать рядом со мной и продолжил. - Прикинь, Мэтт, сегодня мне приснилось, что я целуюсь с парнем! И что самое ужасное - мне это нравилось!
-Во время болезни всегда снится какая-нибудь хрень, - пытаясь казаться равнодушным, сказал я. Ну конечно же, это я его тогда поцеловал.
Через десять минут мы с другом уже завтракали. Он ел, а я наблюдал за ним. Я заметил, что у него также очень красивые руки: где-то расцарапанные, но очень аккуратные...
-Мэтт,почему ты не ешь?
-Что-то не хочется...
-Эй, Мэтт, я тебя не заразил? - с волнением в голосе спросил Мэлло. Он встал и приложил свою руку к моему лбу.
Я вздрогнул от его прикосновения. Рука у Мэлло тёплая. Мне так нравится чувствовать его тепло. Душевное.
-Мэтт, чего ты дрожишь? Ты такой холодный, - и он взял меня за руку. - И руки у тебя холодные... вот что, Мэтт, сиди-ка ты сегодня дома!
-Да, Мэлло. Я лучше сегодня никуда не пойду.
Потом он ушел. Я вроде бы стал чувствовать себя лучше. Ближе к вечеру Мэлло позвонил мне.
-Дружище, ты себя хорошо чувствуешь?
-Вроде да.
-Тогда жди, мы скоро приедем, -радостно сказал Мэлло.
-"Мы" - это кто?
-Увидишь, - загадочно произнес Мэлло и положил трубку. Интересно, кого он умудрится притащить?
Вечером в дверь позвонили. Я открыл дверь и увидел Мєлло и какую-то девушку.
-Мэтт, знакомься, это Алия. Мы встречаемся уже месяц, - улыбаясь, сказал блондин.
Не передать словами те ощущения, которые я испытал в этот ужасный момент. Боль,разбитось... а может и нежелание жить дальше.
-Приятно познакомиться, - я кое-как выдавил из себя два этих слова.
-Взаимно, - нагло сказала девица.
-Я так вижу, у вас все серьезно ,- пытаясь казаться вежливым, спросил я.
-Серьезно будет тогда, когда этот {censored} научится наконец зарабатывать деньги! - фыркнула Алия и отпихнув меня вошла в квартиру. - Боже, Мэлло, в какой дыре ты живешь!
А Мэлло, похоже, был так влюблен, что не замечал откровенного хамства своей подруги.
Когда мы стали общаться, эта Алия не понравилась мне еще больше. Во первых, одета она была как проститутка: слишком короткая кожанная юбка, колготки в крупную сетку, обтягивающая красная майка, яркий макияж. Во вторых, она постоянно как-нибудь оскорбляла Мэлло, упрекала его в бедности. В конце концов мне это надоело, и я, сославшись на головную боль, ушел к себе в комнату.
Несколько часов я просто лежал на кровати и смотрел в потолок. В голове клубились разные мысли. Как Мэлло мог влюбиться в эту щлюху? Ведь сразу понятно, что она его не любит! Уже месяц встречаются... они ведь уже переспали... Ревную ли я? Думаю да.
Через часы раздумий я пришел к одной-единственной мысли. Если любишь, то отпусти. Раз Мэлло счастлив, я тоже буду счастлив.
***
Следующая неделя вроде протекала спокойно. Я уже почти смирился с мыслью, что я никогда не буду с Мэлло. Но этот день все расставил по своим местам. Хотя,наверное,не совсем по своим.
Когда в этот день я вернулся домой, я нашел Мэлло в его комнате в ужасном состоянии. Он лежал на кровати, лицом к стене.
-Мэлло, тебе плохо? - я сел к нему на кровать и дотронулся до его плеча. Он обернулся. Я увидел, что в его глазах стоят слезы.
-Мэтт, она изменяла мне сразу с несколькими парнями, - срывающимся голосом сказал Мэлло, - Мэтт, ну как такое может быть?
-Да ладно тебе, Мэлло! Эта дура была тебя недостойна. И вообще, с каких это пор ты так расстраиваешься из-за всяких там баб?! -я попытался поддержать его по-дружески. Хотя мне, конечно, хотелось обнять Мэлло и сказать: "Забудь обо всех! Я люблю тебя!"
-Мэтт, оставь меня, пожалуйста одного.
-Но Мэлло...
-Мэтт, я серьезно! - перебил меня друг.
-Ладно. Но если что, я буду в своей комнате.
Я ушел к себе, переполненный непонятными ощущениями. Я прекрасно понимал, что скоро Мэлло успокоится и будет снова есть шоколад, и вообще нормально функционировать. Странно получается: одна часть меня хочет прибить эту Алию, а другая - сказать ей спасибо. За что? Может быть за то, что теперь самый близкий Мэлло человек - снова я? Так или иначе, сейчас я чувствую какую-то странную радость. Неожиданно для себя я почувствовал, что очень устал. И заснул. Прямо посреди дня.
***
-Мэтт!Мэтт!
Я с трудом открыл глаза и увидел Мэлло. У него новое развлечение - будить меня?! Черт, а сколько сейчас времени? И какое время суток? Какой день? И вообще, сколько я спал? Ладно, зато Мэлло выглядит бодро, значит, уже не переживает.
-Мэлло, сколько я спал?
-Где-то полчаса. Слушай, Мэтт, а у нас еще остались шоколадки?
-И ты разбудил меня только потому, что хотел задать этот дико важный вопрос? - раздраженно сказал я. - Посмотри на кухне, там твоих шоколадок полно.
-Я уже смотрел - нету. Может, покажешь мне? - в этот момент у Мэлло было такое детское, наивное выражение лица, что я просто не мог ему отказать.
Я встал с кровати и оказался вплотную к Мэлло.
-У тебя шоколад на губах, - прошептал я.
-Да? - Мэлло медленно облизал свои красивые губы, глядя прямо мне в глаза.
***
И тут я потерял всякий самоконтроль. Я схватил Мэлло за талию, резко прижал к себе и впился в его губы. Сначала он замахал руками, пытаясь высвободиться, но потом неожиданно ответил на поцелуй и обвил мою шею руками. Наши языки сплелись в танце страсти. Одной рукой я прижал его к себе, другой - поглаживал его волосы.
Продолжая поцелуй, Мэлло стал расстегивать мою рубашку, а я его. Блондин стал гладить мою грудь и беспорядочно водить по ней руками. Я оторвался от губ Мэлло и стал покрывать страстными поцелуями его шею, плечи и грудь, оставляя красноватые засосы. Мэлло постанывал от удовольствия. Я снова поцеловал его, одновременно пытаясь снять его штаны и трусы. Когда мне удалось это сделать, я почувствовал, что Мэлло сжал рукой мой член. Я издал полукрик-полустон. Мэлло хищно улыбнулся:
-Ну что, поиграем?
И он просто разорвал мои трусы и стал медленно массировать ЕГО. Я снова застонал. Движения рук Мэлло стали более быстрыми и уверенными. Никогда еще мне не было так хорошо,никогда я не получал столько неземного удовольствия!
И тут я почувствовал, что пора. Я толкнул Мэлло на кровать и резко вошел в него. Парень закричал от боли.
-Потерпи пожалуйста, обещаю, я не причиню тебе вреда, - прошептал я, погладил Мэлло по голове и подожди пару секунд, пока тот привыкнет к новым ощущениям. Затем я стал двигаться в нем, сначала медленно, потом стал постепенно набирать темп. На каждый толчок Мэлло отвечал громким стоном, что еще больше возбуждало меня.Как же это прекрасно чувствовать единство с любимым человеком!И уже как-то плевать на то,что этот человек был твоим лучшим другом. Плевать на мораль, стандарты и всякую чушь, главное - любить!!!
Когда мои движения стали совсем быстрыми, мы с Мэлло одновременно кончили и я вышел из него. Я упал на кровать, а мой новый любовник лёг на мою грудь.
-Мэттью, ты любишь меня? - тяжело дыша спросил Мэлло.
Я был не в состоянии что-либо говорить, и поэтому просто кивнул и нежно поцеловал Мэлло. Потом я накрыл нас одеялом. Михаэль еще сильнее прижался ко мне, и вскоре мы оба спали.
***
Когда я проснулся, Мэлло рядом не было. Нашёл я его на кухне, что-то готовящего. Я подошел к другу сзади, обнял его и лизнул его шею.
-Мэттью, я хотел приготовить тебе завтрак, но ты слишком рано встал, - недовольно протянул Михаэль.
-Просто заткнись и поцелуй меня, - коварно сказал я, прижал его к стене, и наши губы слились страстном и горячем поцелуе.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 24 декабря 2011 г.
Ангелина Асакура 10:52:05
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Косплей Наруто Ангелина Асакура 06:13:21
http://www.youtube.c­om/watch?v=DHQgJqV5i­k0&feature=related
Прoкoммeнтировaть
пятница, 23 декабря 2011 г.
Ангелина Асакура 16:53:17
Запись только для зарегистрированных пользователей.
... Ангелина Асакура 16:19:16
http://www.rutor.org­/torrent/119860
Прoкoммeнтировaть
Рецепты азиатской и японской кухни Ангелина Асакура 16:18:07
http://anime.com.ru/­modules.php?name=Enc­yclopedia&op=termsev­&eid=13
Прoкoммeнтировaть
четверг, 22 декабря 2011 г.
Эмо рассказ "Еще одно утро" Ангелина Асакура 16:52:19
Жизнь рушится и, кажется, утекает как песок сквозь пальцы. И каждое утро встречаешь не теплый рассвет, а просыпаешься с чувством страха перед неизвестностью. С самого начала дня опускаются руки, и не видишь в своем существовании смысла. Ощущаешь боль моральную и физическую, а еще пустоту.
Уходишь в себя и не видишь, не принимаешь реальный мир. От этого ты теряешь цену своей жизни, и она зависит лишь от обстоятельств. Ты боишься и зажимаешься, не можешь смотреть людям в глаза и опускаешь голову.
Друзья уже не радуют и не могут соблазнить не веселье. Ты им врешь, улыбаешься через силу, а потом отводишь взгляд в сторону и пытаешься сдержать слезы. И снова твоим собеседником становится тишина…
Злишься, срываешься, причем зря. Хотя нет, не зря. Ты расстроен, напуган, и обозлен на весь мир. Тебя предали, причинили боль, и страдания. Болен и раздавлен. Хочешь жить полноценной жизнью, любить дарить счастье, но не можешь. Ведь ты рискуешь причинить вред своим близким. И должен врать, чтобы не раскрыть свою тайну. Чувствуешь себя униженным жалким созданием.
Жизнь окончена. Больше не будет света, счастья и всего того, что еще не успело произойти…
Прoкoммeнтировaть
Ангелина Асакура 16:48:09
Запись только для зарегистрированных пользователей.
понедельник, 19 декабря 2011 г.
Тест: Как ты познакомишься со своим... Ангелина Асакура 16:13:10
­Тест: Как ты познакомишься со своим парнем из Наруто?(мноооооого вариантов, стоит пройти!))
Шикамару


Ты сильно поспорила с мамой и вылезла в окно через крышу.
А там был он, лежал на ТВОЕЙ крыше и смотрел на облака. Ты постаралась его не замеать и легла рядом... вы разговорились и...лабоф-маркоф
­­
Пройти тест: http://mindmix.ru/t­ests/3-309.html
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 18 декабря 2011 г.
Юрий Шатунов "Белые розы" Ангелина Асакура 19:00:55
Мне много теплее за стеклом но в злые морозы
Вхожу в эти двери словно в сад июльских цветов
Я их так хочу согреть теплом но белые розы
У всех на глазах я целовать и гладить готов

Белые розы белые розы беззащитны шипы
Что с вами сделали снег и морозы
Лед витрин голубых
Люди украсят вами свой праздник
Лишь на несколько дней
И оставляют вас умирать на белом холодном окне

А люди уносят вас домой и вечером поздним
Пусть праздничный свет наполнит вмиг все окна дворов
Кто выдумал вас растить зимой о белые розы
И в мир уводить жестоких снов холодных ветров

Белые розы белые розы беззащитны шипы
Что с вами сделали снег и морозы
Лед витрин голубых
Люди украсят вами свой праздник
Лишь на несколько дней
И оставляют вас умирать на белом холодном окне.

Белые розы белые розы беззащитны шипы
Что с вами сделали снег и морозы
Лед витрин голубых
Люди украсят вами свой праздник
Лишь на несколько дней
И оставляют вас умирать на белом холодном окне.
Прoкoммeнтировaть
Я могу тебя очень ждать Ангелина Асакура 18:43:54
Я могу тебя очень ждать,
Долго-долго и верно-верно,
И ночами могу не спать
Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Пусть листочки календаря
Облетят, как листва у сада,
Только знать бы, что все не зря,
Что тебе это вправду надо!

Я могу за тобой идти
По чащобам и перелазам,
По пескам, без дорог почти,
По горам, по любому пути,
Где и черт не бывал ни разу!

Все пройду, никого не коря,
Одолею любые тревоги,
Только знать бы, что все не зря,
Что потом не предашь в дороге.

Я могу для тебя отдать
Все, что есть у меня и будет.
Я могу за тебя принять
Горечь злейших на свете судеб.

Буду счастьем считать, даря
Целый мир тебе ежечасно.
Только знать бы, что все не зря,
Что люблю тебя не напрасно!
Прoкoммeнтировaть
Кися Ангелина Асакура 18:42:05
Мягкой лапкой коснёшься лица, промурлычешь - здравствуй любимый,
Ты такая на свете одна, кошка -девушка с взглядом игривым.
Нетерпением, ласковым "мяу", ты напомнишь о старом желанье,
Тихо скажешь- я только твоя, словно видишь моё подсознание...
Да, я твой не доверчивый кот, в нос лизнуть тебя что ли от скуки,
Знаю я, что меня ты поймёшь, вдруг услышав сердечные стуки.
Ты мой ангел с кошачьей душой, хоть сама по себе ты гуляешь,
Я такой же, немножечко твой, навсегда, что меня и пугает.....
Прoкoммeнтировaть
"Скучаю по тебе..." Ангелина Асакура 18:40:07
Как жаль, что мы не птицы –
Нельзя, взмахнув крылом,
Лететь через границы
Туда, где есть твой дом.
Так пусть же растворится
В ручье моя печаль
И, испарившись облаком,
К тебе умчится вдаль.
И легкою снежинкой
В воздухе кружась
Опустится в ладони
Твои не торопясь.
Потом слезинкой теплой
Останется в руке,
И ветер вдруг прошепчет:
«Скучаю по тебе...»
Прoкoммeнтировaть
Ангелина Асакура 16:53:01
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Я тебя никому не отдам Ангелина Асакура 16:41:41
Название: Я тебя никому не отдам
Автор: карга Мара
Бета: ССБ
Пейринг: Неджи/Сакура (?)
Жанр: ангст, романтика
Предупреждения: AU, POV, OOC
Размер: виньетка
Статус: закончен
От автора: вдохновила «Бригада». Писалось под впечатлением, четкого пейринга в голове не вырисовывалось. К уважаемым читателям просьба – скажите, пожалуйста, кого вы здесь видите, потому что у автора зрение не очень.

Постой.
- Стоять!
Я не хочу, чтобы ты уходила.
- Стоять, я сказал.
Кричишь. В глазах слезы, которые вот-вот покатятся по щекам. Не хочу на это смотреть, но и дать тебе открыть сейчас дверь тоже не могу.
- Прекрати истерику!
Горло болит, повышать голос просто нельзя. Нос у тебя покраснел, глаза тоже. Ты не прекращаешь кричать, обвиняешь меня в чем-то, жалуешься, но я слишком устал, чтобы слушать. Слишком устал, чтобы понимать тебя сейчас. Голова раскалывается.
- Снимай пальто и иди обратно в комнату.
Очень надеюсь, что мой тихий спокойный голос произведет впечатление и ты, наконец, заткнешься. Ты вообще редко устраиваешь мне подобные сцены, и оттого вдвойне тяжелее. Не хочу видеть тебя такой. Сейчас бы просто развернуться и уйти, скажем, запереться в кабинете, но я еще как-то понимаю, что ты мне этого не простишь.
- Ты меня слышала?
Стоишь и смотришь на меня, громко всхлипывая. Тусклая лампа почти не освещает твое лицо, и я не могу рассмотреть его выражение. Да мне и не хочется смотреть. Меньше всего мне сейчас нужны твои слезы и упреки. С тоской вспоминаю, что завтра с утра пораньше снова нужно ехать на встречу, потом весь день торчать в офисе, роясь в бумагах…
Ты что, снова начала говорить? Ну у меня же голова болит, милая… Что? Тебе-то что надоело? Не видеть меня целыми днями, бояться, что меня где-нибудь застрелят? Блин, а ты не вспомнишь, что мы живем благодаря этому? И небедно живем, если ты не заметила. Вот на черта тогда было выходить за меня, если тебя теперь столько всего не устраивает, а?
- Иди в комнату.
Стою из последних сил. Продолжишь кричать и плакать – ей-богу, или ударю, или уйду. Я слишком устал, чтобы все это выслушивать. А ты, блин, вместо того чтобы истерить тут и обвинять меня во всех смертных грехах, лучше бы поддержала. Мне сейчас очень надо, чтобы ты была рядом, потому что в одиночку я не справлюсь. Всегда ведь справлялся, потому что было ради кого… Ради тебя, черт возьми! Неужели ты не способна этого понять?!
Слава Богу, ты, кажется, успокоилась. Молча проходишь мимо меня, даже не посмотрев. Дверь комнаты хлопает, резким звуком отдаваясь в моей больной голове. Ноги тяжелые, еле переставляю их. Захожу в комнату вслед за тобой, снимаю свитер и валюсь на кровать.
Ты лежишь ко мне спиной – обиделась, видно. Ну что я могу поделать?.. Закрываю наконец глаза и уже засыпаю, но ты будишь, прижимаясь ко мне и снова всхлипывая. Ну что еще?
Быстро-быстро, глотая окончания слов, говоришь, что тебе страшно, что ты боишься потерять меня. Что я совсем погряз в своих преступных разборках, что в один прекрасный день к нам в дом могут подсунуть гранату или еще что-нибудь. Что ты боишься остаться одной, что не сможешь жить, если меня убьют…
Знаешь, милая, а ведь мне тоже страшно. Ты права, у меня куча врагов, и я до смерти боюсь, что они сделают что-то с тобой и с матерью. Вы ведь мне самые дорогие люди, и я все сделаю, чтобы вы были в безопасности. Потому и вкалываю, и домой поздно прихожу… Ну неужели непонятно, а?
Ты затихаешь – наверное, слова уже кончились. Осторожно обнимаю тебя и прижимаю к себе. Девочка моя…
- Я тебя никому не отдам, слышишь?
Поднимаешь ко мне заплаканные глаза. Такие доверчивые, беззащитные… Ничуть не изменились.
Милая моя, все будет хорошо.
- Уж ты мне поверь…
Прoкoммeнтировaть